+7 916 112 66 16
e-mail: info@studbook.ru

Готовые работы Аудит

 

Глава 1. Теоретические аспекты учета и контроля импортных операций

 

1.1.  Нормативное регулирование учета импортных операций

 

Внешнеэкономическая деятельность (ВЭД) – внешнеторговая, инвестиционная и иная деятельность, включая производственную кооперацию, в области международного обмена товарами, информацией, работами, услугами, результатами интеллектуальной деятельности (правами на них) [6].

В экономической литературе внешнеэкономическая деятельность рассматривается как одна из форм экономических связей Российской Федерации с иностранными государствами [26, с.36].

Во внешнеэкономической деятельности различают экспортные, импортные, реэкспортные и встречные сделки.

Экспорт – это вывоз товаров с таможенной территории страны за границу без обязательства по обратному их ввозу и возможное предоставление иностранными лицами услуг и прав на результаты интеллектуальной собственности.

Под импортом понимается ввоз товара, работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности, в том числе исключительных прав на них, на таможенную территорию Российской Федерации из-за границы без обязательства об обратном вывозе. Факт импорта фиксируется в момент пересечения товаром таможенной границы Российской Федерации, получения услуг и прав на результаты интеллектуальной деятельности.

Реэкспорт – покупка товара у иностранного продавца, ввоз его на территорию страны покупателя, перепродажа данного товара в его изначальном виде за рубеж иностранному покупателю.

Встречная торговля (встречные сделки) представляют собой организационно – увязанные экспортно-импортные операции, где экспортер обязуется принять в оплату стоимости своего товара всю или часть стоимости встречного импортного товара покупателя.

Примером встречных сделок может служить бартерное сотрудничество на основе товарообмена.

Для правильного учета внешнеэкономических операций, в первую очередь, важно правильное понимание субъектов этих отношений, а также осознание правовой среды, в рамках которой они действуют, так как это определяет виды возможных первичных документов, которые будут сформированы в результате совершенных действий, и данные учета, которые отражаются на основании первичных учетных документов [36, с. 57].

Для повышения точности и ускорения систематизации сделок необходимо дать классификацию участников внешнеэкономической деятельности в разрезе выполняемых ими функций:

- международные организации (Всемирная торговая организация, Европейский союз, Международный банк реконструкции и развития, Международный валютный фонд и др.) осуществляют нормативное регулирование внешнеэкономической деятельности, могут осуществлять экспортно-импортные операции;

- государство (в лице законодательных органов - парламент, президент, правительство, министерство финансов, центральный банк и др.) осуществляет нормативное регулирование внешнеэкономической деятельности как внутри страны, так и на межправительственном и межгосударственном уровнях;

- государство (в лице контролирующих органов - таможенные органы, налоговые службы, центральный банк, прокуратура и др.) осуществляют контроль за соблюдением нормативных документов, регулирующих внешнеэкономическую деятельность;

- агенты валютного контроля (уполномоченные банки, подотчетные Банку России, государственная корпорация "Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)", а также не являющиеся уполномоченными банками профессиональные участники рынка ценных бумаг, в том числе держатели реестра (регистраторы), подотчетные федеральному органу исполнительной власти по рынку ценных бумаг, таможенные органы и налоговые органы) осуществляют контроль за соблюдением резидентами и нерезидентами актов валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного регулирования;

- экспортеры (физические или юридические лица) осуществляют экспорт;

- импортеры (физические или юридические лица) осуществляют импорт;

- посредники (физические или юридические лица, органы власти) оказывают содействие в осуществлении экспорта или импорта, создают инфраструктуру внешнеэкономической деятельности [26, с. 53]. Сами могут не осуществлять непосредственной внешнеэкономической деятельности, но оказывают услуги по продвижению экспортно-импортных контрактов.

Вследствие наличия большого количества участников внешнеэкономической деятельности она характеризуется усложненной структурой нормативного регулирования, так как регулирование взаимоотношений экономических субъектов является необходимым условием их нормального сосуществования и взаимовыгодного партнерства.

Структура нормативного регулирования внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации включает четыре уровня.

Международные нормы. По общепринятому правилу международные нормы имеют приоритет над национальными законами. Данное утверждение в Российской Федерации закреплено в Конституции РФ [(п. 4 ст. 15) 1]. Международные соглашения бывают двусторонними и многосторонними. Двусторонние соглашения - это договоры, содержащие взаимосогласованные права и обязанности двух равноправных участников (контрагентов) и, как правило, касаются порядка расчетов между странами, конкретных взаимных поставок товаров (в них могут определяться условия этих поставок), вопросов налогообложения (соглашения об избежании двойного налогообложения) и др. Многосторонним соглашением признается договор, заключенный между более чем двумя сторонами.

Законодательные акты государства. При оформлении внешнеторговых сделок контрактом российские участники внешнеэкономической деятельности должны придерживаться национального законодательства в отношении его формы. В соответствии со ст. 161 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) контракт должен заключаться в письменной форме [2]. Согласно п. 3 ст. 434 ГК РФ договор также признается заключенным в письменной форме, если сторона, получившая письменную оферту, в течение срока, отведенного для ее акцепта, выполнит указанные в ней условия (например, отгрузит товар, перечислит в оплату денежные средства).

Подзаконные акты органов исполнительной власти. Во исполнение положений вышестоящего уровня нормативного регулирования внешнеэкономической деятельности органы исполнительной власти разрабатывают положения и рекомендации, которые регулируют частные вопросы внешнеэкономической деятельности.

Распорядительные документы организации. К ним относят принятую в организации учетную политику, способы организации документооборота, применяемые способы организации передачи информации между организациями и т.п. [48, с.3]. Прежде всего необходимо отметить организацию документооборота между участниками внешнеэкономической деятельности на основе электронных документов, т.е. документов, не имеющих бумажного носителя, информация в которых представлена в электронно-цифровой форме. Данный способ предоставляет ряд существенных преимуществ по сравнению с традиционным "бумажным" документооборотом:

- отсутствие необходимости вывода на бумажный носитель содержания договора, так как информация представлена в электронно-цифровом виде;

- оперативность заключения (подписания) договора, первичных документов (т.е. придания им юридической силы);

- содержанием печатающих устройств (электроэнергия, тонер, краска и т.п.).

К основным нормативным правовым документам, регулирующим хозяйственные операции при импорте товаров, из стран таможенного союза относятся следующие.

Решение Межгосударственного Совета ЕврАзЭС от 21 мая 2010 г. N 36 "О вступлении в силу международных договоров, формирующих договорно-правовую базу таможенного союза". Данным документом определен порядок вступления в силу международных договоров, направленных на формирование договорно-правовой базы таможенного союза [13, с.6].

Соглашение от 25 января 2008 г. "О единых правилах определения страны происхождения товаров". Данным документом определено, что  на единой таможенной территории государств Сторон в отношении товаров, происходящих из третьих стран, за исключением товаров, происходящих из развивающихся и наименее развитых стран и стран, имеющих договоры о свободной торговле, участниками которых являются все государства Сторон, применяются Правила определения страны происхождения товаров согласно Приложению, составляющему неотъемлемую часть настоящего Соглашения.

Протокол от 11 декабря 2009 г. "О порядке взимания косвенных налогов и механизме контроля за их уплатой при экспорте и импорте товаров в таможенном союзе". Данным документом определен порядок и механизм контроля по  взиманию косвенных налогов, а также их уплаты при экспорте и импорте товаров в таможенном союзе [14].

Федеральный закон №173-ФЗ от 10.12.2003г. «О валютном регулировании и валютном контроле». Настоящий Федеральный закон устанавливает правовые основы и принципы валютного регулирования и валютного контроля в Российской Федерации, полномочия органов валютного регулирования, а также определяет права и обязанности резидентов и нерезидентов в отношении владения, пользования и распоряжения валютными ценностями, права и обязанности нерезидентов в отношении владения, пользования и распоряжения валютой Российской Федерации и внутренними ценными бумагами, права и обязанности органов валютного контроля и агентов валютного контроля (далее также - органы и агенты валютного контроля) [7].

Бухгалтерский учет операций при импорте товаров регулируется Федеральным Законом «О бухгалтерском учете». В соответствии с Федеральным Законом «О бухгалтерском учете» бухгалтерский учет в Российской Федерации ведется в рублях. Поэтому учет операций, совершаемых в иностранной валюте (валютных операций), ведется как в соответствующей иностранной валюте, так и в рублях [5]. При этом возникает необходимость пересчета иностранной валюты в рубли. Пересчет производится с соблюдением правил, установленных Положением по бухгалтерскому учету «Учет активов и обязательств, стоимость которых выражена в иностранной валюте» (ПБУ 3/2006) и Положением по бухгалтерскому учету «Учет материально-производственных запасов» (ПБУ 5/01) [17, 18]. Бухгалтерский учет операций, связанных с внешнеэкономической деятельностью, и валютных операций ведется на основе действующего Плана счетов бухгалтерского финансово-хозяйственной деятельности организаций и Инструкции по его применению. Такой учет ведется обособленно от других операций с использование специальных субсчетов [23].

В соответствии с Законом РФ от 08.12.2003 N 164-ФЗ "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности" внешнеторговая деятельность определена как предпринимательская деятельность в области международного обмена товарами, работами, услугами, информацией, результатами интеллектуальной деятельности, в том числе исключительными правами на них [6].

Внешнеторговые сделки осуществляются на основании контракта (договора) между российским хозяйствующим субъектом (резидентом) и иностранным субъектом (нерезидентом). Заключение внешнеторгового контракта является основанием для импортера оформить паспорт сделки, который составляется в двух экземплярах и вместе с заверенной соответствующим образом копией контракта передается в уполномоченный банк [26, с. 210]. Банк в этом случае выступает в роли агента валютного контроля. Паспорт сделки – документ валютного контроля, содержащий необходимые для осуществления валютного контроля сведения из контракта между резидентом и нерезидентом.

Оформлять паспорт сделки необходимо, в частности, при осуществлении расчетов через счет российского импортера, открытый в уполномоченном банке, за вывозимые с таможенной территории РФ в рамках внешнеторгового контракта товары, выполняемые работы, оказываемые услуги, передаваемую информацию и результаты интеллектуальной деятельности. Не нужно оформлять паспорт сделки только в том случае, если общая сумма контракта, заключенного между резидентом и нерезидентом, не превышает в эквиваленте 50000 долл. США по курсу иностранных валют к рублю, установленному ЦБ РФ на дату заключения контракта.

По каждому контракту оформляется один паспорт сделки в одном банке в порядке, установленном в Инструкции N 138-И [22]. Для оформления паспорта сделки необходимо представить в банк:

- два экземпляра паспорта сделки, заполненного в соответствии с Приложением 4 к Инструкции N 138-И (Приложение 1);

- контракт (договор), являющийся основанием для проведения валютных операций по контракту;

- разрешение органа валютного контроля на осуществление валютных операций по контракту, а также на открытие резидентом счета в банке - нерезиденте, в случаях, предусмотренных актами валютного законодательства РФ;

- а также иные документы, необходимые для оформления паспорта сделки.

Вышеуказанные документы представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии. Паспорт сделки подписывается двумя лицами, наделенными правом первой и второй подписи, - т.е. руководителем (директором, генеральным директором) и главным бухгалтером, заявленными в карточке с образцами подписей и оттиска печати. На паспорте сделки ставится печать организации-экспортера. Уполномоченный сотрудник банка обязан проверить представленные документы и заполненный паспорт сделки в течение трех рабочих дней и в случае, если все документы оформлены правильно, подписать их и заверить их печатью банка, после чего один экземпляр паспорта сделки с копиями представленных организацией обосновывающих документов помещаются в досье по паспорту сделки, а другой экземпляр возвращается организации-экспортеру. Представить документы для оформления паспорта сделки необходимо не позднее осуществления первой валютной операции по контракту или иного исполнения обязательств по контракту. В случае внесения в контракт изменений или дополнений, затрагивающих сведения, указанные в оформленном паспорте сделки, экспортер должен представить в банк:

- два экземпляра паспорта сделки, переоформленного с учетом изменений, внесенных в контракт, либо изменении иной информации, указанной в оформленном паспорте;

- документы, подтверждающие вносимые изменения и дополнения в контракт;

- иные документы, необходимые для переоформления паспорта сделки по контракту;

- разрешение органов валютного контроля на осуществление валютных операций по контракту через счета, открытые в банке-нерезиденте, в случаях, если в соответствии с актами валютного законодательства РФ, а также с изменениями и дополнениями к контракту требуется получение указанного разрешения.

Переоформление паспорта сделки производится с учетом особенностей заполнения отдельных граф в соответствии с Приложением 4 к Инструкции N 138-И. При этом номер паспорта сделки, присвоенный банком при первоначальном оформлении паспорта сделки, переносится в переоформленный паспорт сделки и сохраняется в неизменном виде до закрытия паспорта сделки и досье по паспорту сделки. Обмен документами между банком и резидентом может быть осуществлен посредством почтовой, телеграфной, телетайпной или иной связи в порядке, согласованном между банком паспорта сделки и резидентом. В случае использования факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи между банком с одной стороны и резидентом с другой стороны устанавливается процедура признания аналога собственноручной подписи, а также определяются порядок и условия его использования.

При внесении изменений в контракт (кредитный договор) либо изменении иной информации, указанной в паспорте сделки, соответствующие документы и информация представляются не позднее дня осуществления следующей валютной операции по контракту или не позднее очередного срока представления в банк документов и информации, связанных с проведением валютных операций с нерезидентами по внешнеторговым сделкам, либо в связи с осуществлением уполномоченными банками контроля за проведением валютных операций.

Согласно п. 3.12 Инструкции №138-И наличие хотя бы одного из следующих условий является для банка основанием для отказа в подписании паспорта сделки:

- несоответствие данных, содержащихся в контракте, данным, указанным в паспорте сделки;

- оформление паспорта сделки с нарушением установленных требований;

- непредставление резидентом в банк паспорта сделки обосновывающих документов [22].

При заключении контрактов согласовываются базисные условия поставок, сформулированные в международных правилах толкования торговых терминов Инкотермс, определяющие момент перехода от продавца к покупателю риска случайной гибели или утраты товара, а также определяющие распределение ответственности между продавцом и покупателем за хранение товара, затрат на транспортировку, экспедирование и страхование груза, а также другие затраты, связанные с продвижением товара (см. табл.1).

Таблица 1

Инкотермс 2010

Название терминов

Вид транспорта

Примечания

Группа Е. Отправление

ЕXW

 

любые виды транспорта

 

Термин "С завода" означает, что продавец выполняет свое обязательство по поставке, когда он передает товар в распоряжение покупателя на своем предприятии (заводе, фабрике, складе и т.п.). В частности, он не отвечает за погрузку товара на транспортное средство, предоставленное покупателем, а также за таможенную очистку товара для ввоза, если не оговорено иное, покупатель несет все расходы и риски в связи с перевозкой товара от предприятия продавца к месту назначения.

Группа F. Основная перевозка не оплачена

FAS

морские и внутренние водные перевозки

Свободно у борта судна означает, что продавец считается выполнившим свое обязательство по поставке, когда товар размещен у борта судна на причале или на лихтерах в согласованном пункте отгрузки.

FOB

морские и внутренние водные перевозки

«Свободно на борту» означает, что продавец считается выполнившим свое обязательство по поставке с момента перехода товара через поручни судна в порту отгрузки. Это означает, что с этого момента покупатель должен нести все расходы и риски гибели или повреждения товара. Данный термин может применяться лишь при перевозке товара морским или внутренним водным транспортом.

Группа С. Основная перевозка оплачена

         

 

Продолжение табл. 1

CFR

 

морские и внутренние водные перевозки

 

«Стоимость и фрахт» означает, что продавец обязан оплатить расходы и фрахт, необходимые для доставки товара в указанный порт назначения, однако риск утраты или повреждения товара, а также риск любого увеличения расходов, возникающих после перехода товаром борта судна, переходит с продавца на покупателя в момент перехода товара через поручни судна в порту отгрузки. Данный термин может применяться лишь при перевозке товара морским или внутренним водным транспортом.

CIF

морские и внутренние водные перевозки

 

«Стоимость, страхование, фрахт» означает, что продавец несет те же обязанности, что по условиям CFR, однако он должен обеспечить морское страхование от риска гибели или повреждения товара во время перевозки, продавец заключает договор страхования и выплачивает страховщику страховую премию.

CPT

любые виды транспорта

«Перевозка оплачена до...» означает, что продавец оплачивает фрахт за перевозку товара до указанного места назначения. Риск гибели или повреждения товара, а также любого увеличения издержек, возникающего после передачи товара перевозчику, переходит с продавца на покупателя, когда товар передан в распоряжение перевозчика.

«Перевозчик» означает любое лицо, которое согласно договору перевозки обязуется осуществить перевозку или организовать перевозку морским или воздушным путем, железнодорожным или автомобильным транспортом, по внутренним водным линиям или смешанной перевозки. При осуществлении перевозки несколькими перевозчиками в согласованном направлении, риск гибели или повреждения переходит, когда товар передан в распоряжение первого перевозчика. Согласно термину СРТ, в обязанности продавца входит осуществление необходимой для вывоза таможенной очистки товара. Данный термин может применяться для всех видов перевозки, включая смешанные перевозки.

Группа D. Прибытие

DAT

любые виды транспорта

Означает, что продавец осуществляет поставку, когда товар предоставлен в распоряжении покупателя на прибывшем транспортном средстве, готовом к разгрузке, в согласованном месте назначения. Продавец несет все риски, связанные с доставкой товара в указанное место. У продавца нет обязанности перед покупателем по заключению договора страхования. Данное условие поставка используется с 01.01.2011 вместо DEQ.

DAP

любые виды транспорта

Продавец осуществляет поставку, когда товар, разгруженный с прибывшего транспортного средства, предоставлен в распоряжении покупателя в терминале в указанном порту или в месте назначения. Продавец несет все риски, связанные с доставкой товара и его разгрузкой на терминале в поименованном порту или в месте назначения. Терминалом считается любое место, закрытое или открытое: причал, склад, контейнерный двор или автомобильный или авиа- терминал.

         

 

 

Окончание табл.1

DDP

любые виды транспорта

Означает, что продавец осуществляет поставку, когда в распоряжение покупателя предоставлен товар, очищенный  от таможенных пошлин, необходимых для ввоза, на прибывшем транспортном средстве, готовый для разгрузки в поименованном месте назначения.

 

 

Важным условием правильного и своевременного отражения операций в бухгалтерском учете организаций - импортеров является определение момента перехода права собственности на товар к покупателю, который может не совпадать с моментом перехода риска случайной гибели или утраты товара, определяемым базисными условиями поставки.

Согласно сложившейся международной практике момент исполнения обязанностей поставщика перед покупателем рассматривается как момент перехода права собственности на товар. Как правило, этот момент связывают с переходом рисков от продавца к покупателю [45, с. 343].

 Поэтому если контракт не содержит отдельных условий о моменте перехода права собственности на отгруженную продукцию к покупателю, то право собственности переходит одновременно с риском случайной гибели или утраты товаров.

Заключению контракта и отгрузке товаров всегда предшествует большая подготовительная работа, связанная с изучением конъюнктуры рынка и поиском «своего» покупателя.

Затраты на маркетинговые исследования являются составной частью контрактной цены товара. В контракте определяются предмет сделки (наименование, количество и характеристики товаров, работ, услуг, предоставляемых продавцом покупателю), требования, предъявляемые к поставке, цена, порядок и сроки оплаты.

         Кроме того, определяется стоимость или цена товара, работ, услуг (контрактная стоимость) в виде денежной суммы в определенной валюте (валюта контракта).

          В стоимость контракта могут включаться (либо предусматриваются в  отдельных контрактах): стоимость имущества, стоимость технической (эксплуатационной) документации, стоимость тары (упаковки), стоимость доставки до определенного пункта, стоимость экспортной лицензии и выполнение импортных формальностей, стоимость обучения специалистов покупателя по эксплуатации, техническому обслуживанию и ремонту поставляемой машины (оборудования), стоимость командирования специалистов продавца для гарантийного обслуживания и  ремонта машины (оборудования), другие расходы, в том числе включаемые в накладные расходы.

Контрактом могут предусматриваться различные варианты оплаты: полная предоплата (оплата до момента отгрузки товара), частичная предоплата (часть контрактной стоимости оплачивается до отгрузки товара, а оставшаяся часть - после), с отсрочкой оплаты товара (коммерческий кредит), с открытием аккредитива покупателя в иностранном банке и последующей отгрузкой поставщиком товара, затем на основе предъявленных документов по отгрузке товара банк переводит денежные средства с аккредитива на счет поставщика.

При выполнении контрактных обязательств по поставке товаров транспорт является связующим звеном экспортера и импортера.

К наиболее часто встречающимся  видам перевозок в Таможенном Союзе является автомобильная, железнодорожная и авиаперевозка [26, с.156].

При перевозке товара на автотранспорте оформляются следующие документы.

Товарная накладная - (форма ТОРГ-12) применяется для оформления продажи (отпуска) товарно-материальных ценностей сторонней организации. Эта форма составляется в двух экземплярах. Первый экземпляр остается в организации, сдающей товарно-материальные ценности, и является основанием для их списания [30, с. 141]. Второй экземпляр передается сторонней организации и является основанием для оприходования этих ценностей. Товары получает представитель организации-покупателя, наделенный соответствующими полномочиями. Факт принятия товара фиксируется в накладной подписью и печатью этого должностного лица. Если товар принимается по доверенности, то ее данные вносятся в накладную и заверяются подписью, причем подпись ставит лицо, указанное в доверенности. Доверенность или ее заверенная копия прикладывается к возвратному экземпляру накладной.

Транспортная накладная - если иное не предусмотрено договором перевозки груза, составляется грузоотправителем. Грузоотправитель обязан приложить к транспортной накладной документы, предусмотренные санитарными, таможенными, карантинными, иными правилами в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации, а также сертификаты, паспорта качества, удостоверения, другие документы, наличие которых установлено федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.Транспортная накладная не составляется, когда осуществляется: перевозка груза с сопровождением представителя грузовладельца; перевозка груза, в отношении которого не ведется учет движения товарно-материальных ценностей. Транспортная накладная не составляется в случае, если договор перевозки не заключался и покупатель вывозит товар со склада грузоотправителя собственным транспортом. В данном случае услуги по перевозке не оказываются, а затраты на перевозку груза и факт его транспортировки подтверждаются путевым листом на транспортное средство.

Товарно-транспортная накладная (ТТН) предназначена для учета движения товарно-материальных ценностей (ТМЦ) при их перемещении с участием транспортных средств и является основанием для списания ТМЦ у грузоотправителя и оприходования их у грузополучателя [28, с. 566]. Как правило, оформляется грузоотправителем. Однако по согласованию сторон документ может составляться и перевозчиком.

Международная товарно-транспортная накладная (СMR) является документом, установленным Конвенцией о договоре международной дорожной перевозки груза, которая подтверждает факт перевозки груза и расходы понесенные в связи с этой операцией [26, с. 161]. Ее оформляют, если перевозка товаров осуществляется автомобильным транспортом и между перевозчиком и отправителем существует договор об автомобильной перевозке грузов. В отличие от российской товарно – транспортной накладной, CMR составляется в трех экземплярах, которые подписываются грузоотправителем и перевозчиком.

При железнодорожной перевозке оформляется железнодорожная накладная. Накладная является документарным оформлением договора перевозки между грузоотправителем и администрацией железной дороги. В практике международной торговли широко применяется форма накладной, разработанная международной Конвенцией МГК (Международная грузовая конвенция, с 1984 г. именуемая КОТИФ - Конвенция по международным грузовым перевозкам), а также Соглашением о международном грузовом сообщении (СМГС). Основное содержание накладной: название станции назначения и пограничных станций, наименование груза, оплата за перевозку, объявленная ценность груза. Текст железнодорожной накладной печатается на стандартных бланках обычно на двух языках. Она выписывается грузоотправителем или его экспедитором на имя грузополучателя, скрепляется перевозчиком, который ставит штемпель на накладной дубликате. Последний остается у грузоотправителя. Накладная следует с грузом. К каждой накладной прилагается товаросопроводительная документация: отгрузочная спецификация, сертификат о качестве, упаковочный лист и т. д. Дубликат железнодорожной накладной входит в комплект документов для получения платежа по аккредитиву или в инкассовой форме.

При авиаперевозке оформляется авиагрузовая накладная. Авиагрузовая накладная - документ, который выписывает грузоотправитель или от его имени и который подтверждает наличие договора между грузоотправителем и перевозчиком о перевозке грузов по авиалиниям перевозчика. Авианакладная заполняется грузоотправителем в трех подлинных экземплярах и вручается перевозчику вместе с товарами. На первом экземпляре ставится пометка "для перевозчика" и он подписывается грузоотправителем; второй экземпляр носит пометку "для получателя" и подписывается грузоотправителем и перевозчиком, следует с товарами; третий экземпляр подписывается переводчиком и возвращается грузоотправителю после того, как товар принят. Содержание накладной: наименование авиапортов отправления и прибытия, прилагаемые к накладной документы, объявленная ценность, сумма платежа за перевозку, дата составления накладной и т.д. [36, с. 235].

 

1.2.  Особенности бухгалтерского и налогового учета импортных операций с товарами и материалами

 

есмотря на то, что ранее говорилось о неком единстве мнений по поводу определения понятий «право» и «политика» в системе категорий теории государства и права (см. Введение), это утверждение сколько справедливо, столько же и относительно. В современной науке по-прежнему существуют различные концепции и направления, что обусловлено целым рядом объективных и субъективных факторов.  Но эти школы и течения, несмотря на всю их противоположность взглядов, имеют и некоторые точки соприкосновения, иногда даже частично совпадающие взгляды на тот или иной вопрос. Это выражается, в частности, в выделении некоторых формальных признаков, принципов, структуры систем и подсистем права и политики. Вообще, «любая отдельно взятая теория представляет собой субъективный взгляд её приверженцев на  объективные процессы».

К объективным причинам существования различных теорий можно отнести, во-первых, сложность изучаемых объектов. Это выражается в ограниченности предела абстрагирования, в физической невозможности в большинстве случаев полноценного эксперимента и вычисления, в длительности становления изучаемых институтов, в диалектическом характере этого процесса, а также самого объекта. Во-вторых, это удалённость во времени самого процесса возникновения, развития, функционирования и отмирания этих институтов в определенных конкретно-исторических типах общества. Это выражается в невозможности наблюдения указанных явлений, в малом количестве источников, а также в самом характере этих источников.

Следующая группа факторов – субъективные. К ним относится, прежде всего, авторское мировоззрение, сообразуясь с которым, он ставит конкретные цели и задачи, использует определённую методологию для их достижения.

Некоторые факторы необходимо выделить в промежуточную группу так называемых двойственных, «субъективно-объективных» причин.  Во-первых, это конкретно-историческая детерминация сознания и поведения автора.  Это выражается как в формировании у него определенных ценностных, поведенческих и познавательных ориентиров под воздействием общественного сознания, господствующей идеологии, экономического базиса  и т.д., так и в возможности использовать накопившиеся, а также непосредственно накоплять  определённые факты (что обусловлено уровнем развития науки). Во-вторых, это физиолого-генетическая детерминация сознания и поведения автора. Это выражается в различных  интеллектуальных способностях, которые формируются под воздействием здоровья и происхождения человека.

Для того, чтобы определить понятия «право» и «политика»  в системе категорий теории государства и права, необходимо выделить совокупность признаков, раскрывающих их содержание.  Хочется отметить, что «раскрытие сущности входит в само определение любого предмета и без этого вообще невозможно вести разговор о его функциях, значении, существовании»,  к тому же «постижение сущности предмета составляет задачу науки».  В свете вышеизложенного важнейшая задача современной теории государства и права состоит в выделении существенных объективных признаков из этих разноплановых мнений, в формировании непредвзятого отношения к понятиям, обозначающим важнейшие общественные институты, такие как право, политика, государство и др.

По мнению М.Н. Марченко, проблема определения понятия «право» – одна из наиболее важных в юридической науке. При этом нельзя не заметить, что любое толкование отражает правовую действительность, но в разной мере.  Сложность или невозможность найти универсальное для всех эпох определение подталкивает рассмотреть основные исторические и современные концепции, школы, течения, направления, видящие его сущность под разным углом, а порой – с разных позиций, а затем на их основе вывести признаки понятия «право».

Естественно-правовые концепции, имеющие длительную историю, объединяют в себе труды Г. Гроция, Т. Гоббса, Ж.-Ж. Руссо, Ш. Монтескье, М.Ф. Вольтера, Н. Радищева, С.Е. Десницкого, Маритена и др. Суть их сводится к разделению понятий «право» и «закон». Первое, по их мнению – «совокупность высших нравственных ценностей (свобода, равенство, справедливость)»,  которая принадлежит человеку от рождения.  Кроме того, естественное право – неизменно, «что согласно с природой общества разумных существ».  Прогрессивность такого правопонимания, признание за человеком его неотъемлемых прав и свобод а также допущение возможности несоответствия этих идеалов реальному позитивному праву (закону) сыграли свою роль в развитии теории государства и права.  Однако прямое отождествление права и морали, противопоставление писаного и естественного права (при преувеличении подчас роли последнего), а также утверждение о несменяемости «высших норм» и неодинаковое их понимание привели к бесперспективности   развития теорий естественного права.

Историческая школа права основана немецкими и австрийскими юристами: К.Ф. Савиньи, Г.Ф. Пухтой, Г. Гуго, Шталем и др. Её представители считали право выражением «народного духа»,  формирующегося постепенно, независимо от государства. Они отрицали необходимость и роль государства в формировании этого явления.   Данная теория справедливо отмечает, что обычай действительно предшествует праву, что последнее формируется под воздействием общественных условий, которые не должен игнорировать законодатель. Но данное правопонимание приводит к сведению источников права к одному лишь правовому обычаю, при этом не отводится места для прецедента и законотворчества. Также неоправданно отрицается роль государства в создании правовых норм – оно, по мнению сторонников этой теории, лишь санкционирует их.

Реалистическая школа права основана Р. Иерингом на рубеже XIX-XXвв. Он определяет это понятие как «защищенный государством интерес», принадлежащий не волеизъявителю, а самому пользователю. Являясь необходимым инструментом организации, поддержания и сохранения общества, оно сочетает, по мнению Иеринга, связь с государством, единство и изменчивость, неразделимость прав и обязанностей, отрицание произвола (возможности принуждения негосударственными организациями). Несмотря на весомый вклад в теорию государства и права, эта теория имеет недостаток, утверждая, что право должно быть завоёвано силой.

Материалистическая теория права разработана в трудах К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Марксистско-ленинское учение видит сущность права в его социально-экономической обусловленнсти, при этом оно не может превосходить по уровню культуру данного общественного строя. Представители этой теории считали, что право характерно только классовому обществу, и оно должно объективно отмереть с победой коммунизма, когда «соблюдение социальных норм станет естественной привычкой».  Несомненны достижения материалистической концепции для теории государства и права. Во-первых, это признание значительной роли экономического базиса в формировании права, их взаимосвязи. Во-вторых, это подтверждение значительной роли государства как источника права. Но существуют и недостатки, которые выражаются в гипертрофировании вышеуказанных положений (особенно в трудах так называемых последователей К. Маркса и Ф. Энгельса). Особое место занимает преувеличение роли классовой борьбы в развитии права, доведённое до абсурда во время сталинских репрессий, а также постулат о «неравном масштабе к различным людям» в условиях социалистического общества.

Социологическая юриспруденция разрабатывалась Э. Эрлихом, Г. Канторовичем, С.А. Муромцевым, Г.Ф. Шершеневичем, Р. Паундом. Представители данной концепции определяют право как систему правоотношений, т.е. реальное поведение людей, регулируемое правом.  Особое место в понимании этой теории отведено противопоставлению «права в книгах» (закона) и «права в действии» (собственно права).  Указывается также, что оно «является одним из способов контроля за поведением людей, наряду с религией, моралью, обычаями, домашним воспитанием и др.».

Теория солидаризма является одной из разновидностей социологического направления. Основной её представитель – французский юрист Л. Дюги, который считал, что объективное право составляют правила социальной солидарности, которым должны подчиняться личность и государство. Оно же служит той уравновешивающей силой, которая обеспечивает нормальное развитие общества.

Данные две теории наполняют социальным содержанием право, выражая при этом некоторые идеи правового государства. Их недостаток заключается в смешении понятий «право» и «правоотношение», а также в подмене его сущности социальным назначением.

Психологическая концепция права разрабатывалась Л.И. Петражицким, Г. Тардом, Мэриллом, Россом, Рейснером, Элиотом Дьюи и др. Представители этого направления считают право «императивно-атрибутивным (обязательно-притязательным) переживанием людей».  При этом его возникновение, развитие и функционирование связывается напрямую с эмоциональными переживаниями человека. Недостаток такого правопонимания кроется в смешении понятия «право» и «правосознание», а также в непризнании приоритета позитивного права.

Нормативистская теория права разрабатывалась в трудах Р. Штаммлера, П.И. Новгородцева и Г. Кельзена. Суть права, по мнению, её представителей, заключается в том, что оно есть совокупность норм, осуществляемых государством в принудительном порядке.  К тому же право является своеобразной пирамидой, во главе которой стоит некая «суверенная норма», определяющая содержание остальных. Кроме того, данная теория предусматривала изучение права «в чистом виде», т.е. вне связей с другими отраслями знаний, т.к. в ином случае, по мнению нормативистов, происходит смешение правовой науки с идеологией.  Признание необходимости структурирования и иерархической соподчинённости правовых норм, идея зависимости государства от права (при этом утверждалась их тесная взаимосвязь), а также, в конечном счёте, выделение основных формальных признаков сделали эту теорию основой современного правопонимания для большинства российских правоведов. В частности это выражается в использовании определения права как «системы общеобязательных, формально определённых норм и т.д.» Однако эта теория не является исчерпывающей для российской и мировой науки, она лишь служит отправной точкой для многих изысканий. Главный недостаток её, по мнению профессора М.Н. Марченко, – излишний прагматизм.

Обобщая вышеизложенные теории, учёные выделяют два основных типа правопонимания: легистское и юридическое, которое, в свою очередь, распадается на естественно-правовой и либертарно-юридический подходы. Суть первого типа в том, что право – система писаных (позитивных) норм, устанавливаемых или санкционируемых государством. Суть естественно-правового подхода в том, что естественное право является некими «высшими» нормами, присущими всему живому от рождения, и противостоит позитивному. Сторонники же либертарно-юридического подхода считают, что право есть бытие и нормативное выражение принципа формального равенства, т.е. 1. абстрактно-формальной нормы и меры равенства, 2. свободы, 3. справедливости.  Последний подход разрабатывается в трудах В.С. Нерсесянца и является, по его  мнению, неким компромиссом между позитивистским и естественным типами правопонимания.

Сама проблема правопонимания основана на трёх основных аспектах: 1. онтологическом (что есть право?), 2. гносеологическом (как оно познаётся?), 3. аксиологическом (в чём его ценность?).  По тому, какой именно вопрос ставится на первое место, а также какой на него даётся ответ, определяется конкретная типология правопонимания и подходы в её рамках.

Вопрос о первенстве, приоритете одного из этих типов правопонимания остаётся открытым, несмотря на то, что он определяет парадигму научных исследований любого правоведа, их методологию. В своей работе автор отдаёт предпочтение тому типу, который видит в праве, прежде всего систему норм, которые охраняются государством, общеобязательны, формально определены и т.д. Данное мнение необходимо подкрепить словами профессора М.Н. Марченко, о том, что только практика может служить критерием истины,  а в современной политико-правовой действительности понятие естественного права не противопоставляется позитивному, а скорее тождественно понятию права, но в субъективном смысле (с некоторыми корректировками). При этом понятие «закон» в широком смысле, в том в котором его используют сторонники юридического правопонимания, обозначая позитивное право, практически не употребляется этом значении, а обозначает меньшее по логическому объёму понятие (один из видов НПА). Это подтверждают слова основателя либертарно-юридического подхода В.С. Нерсесянца о том, что закон – лишь условное обобщение.  По мнению автора, суть конфликта данных правопониманий в современной теории государства и права кроется в основном лишь в обозначении одного и того же понятия разными терминами. При этом, по сути, дискутирующими сторонами не отрицаются те положительные идеи, которые выдвигались их оппонентами, а чаще встречаются попытки соединить их в такую систему: «Положительное право есть целесообразная форма поддержания естественного».  Думается, такое несовпадение мнений будет способствовать только развитию представлений о праве, т.к. господство любого догматичного, якобы единственно верного, правопонимания может привести к забвению динамичности этого важнейшего общественного явления .

Исходя из вышеизложенных рассуждений, можно указать основные формальные признаки позитивного права в объективном смысле:

1.                                               Система социальных норм (регуляторов)

2.                                               Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)

3.                                               Применяются в т.ч. государством

4.                                               Охраняются принуждением только государства

5.                                               Содержат единство правомочия и обязанности (предписания или запрета)

6.                                               Действуют многократно во времени

7.                                               Действуют повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

8.                                               Абстрактны (персонально неконкретны и носят общий характер)

9.                                               Формально определены (по структуре, содержанию и т.д.)

10.                                               Выражают определённое соотношение воли граждан данного государства

11.                                               Сочетают внутреннее единство и специализацию

12.                                               Должны руководствоваться или руководствуются определёнными принципами

13.                                               Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

14.                                               Выражены в НПА.

Данные признаки не исчерпывают определения понятия «право» хотя бы потому, что оно изменчиво во времени, т.е. носит динамико-диалектический характер (что можно тоже считать одним из признаков). Вообще при таком немалом количестве признаков целесообразно их группировать, к примеру, по отношению к правотворчеству, правоприменению и правоохране. Такая группировка оправдана тем, что эти основания для деления – сущность системы правовой политики государства.

В таком случае признаки права в широком понимании следующие:

1.                                               Совокупность идеальных возможностей

2.                                               Существуют независимо от посторонней воли у каждого человека

3.                                               Должны приниматься, санкционироваться государством

4.                                               Должны охраняться государством

5.                                               Содержат идеалы свободы, справедливости, равенства, гуманизма и т.д.

6.                                               Действуют независимо от времени

7.                                               Действуют независимо от пространства

8.                                               Формально не определены

9.                                               Должны выражаться в позитивном праве

10.                                               Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

Методология определения значения термина «политика» аналогична. Исторический опыт показывает, что представления об этом важнейшем понятии  существенно менялись на протяжении всей эволюции общества.

Аристотель рассматривал политику как совокупность морально-этических предпосылок разумной организации общества. При определении сущности этого явления философ склонялся к мысли об объединении людей для достижения блага государства и гражданина.

В парадигме политического реализма мыслил К. Шмидт, определяя политику как мир, существующий на основе реальных сил. В качестве определения критерия природы явления он предложил использовать дихотомию «друг-враг». Сущность политики, по мнению К. Шмидта, в войне между народами.

Определение политики как механизма контроля за ресурсами можно почерпнуть в работах Д. Хелда. При этом профессор уточняет, что она носит характер борьбы за организацию человеческих возможностей, предметом которой является власть.

В рамках герменевтической парадигмы интерпретации политики работал Дж. Мосс, по мнению которого современный мир – не что иное, как лингвистически структурированная реальность. Отсюда логично вытекает определение политики как средства коммуникации между членами общества, поколениями, представителями различных культур. При этом особое место отводится определенной системе символики.

Сторонники директивного подхода определяли политику как отношения по поводу государственной власти, её организации, а также направлений деятельности. В рамках такой концепции можно выделить две ветви: 1. консенсусную и 2. конфликтную. Первая разрабатывалась в учениях Т. Гоббса, считавшего политику деятельностью по выражению общего интереса. Вторая представлена в трудах Н. Макиавелли, К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Первый считал политику искусством борьбы за власть. С точки зрения марксизма, политика – сфера господства класса, подавления им других классов.

Психосоциологическая интерпретация политики М. Вебера сводит её к стремлению участвовать во власти, оказывать влияние на её распределение как между государствами, так и внутри, а также между группами людей. Особое место в трудах немецкого социолога занимает поиск мотивации: рациональной и иррациональной.

Институциональная концепция политики М. Дюверже определяет это понятие как пространство властных взаимодействий, упорядоченность которого достигается благодаря существованию политических институтов. Институт, по его мнению представляет собой единство его структуры и возникающих по этому поводу отношений. При этом существование конфликта и интеграции в любом обществе обусловливает постановку в центр всех политических институтов государство.

Бихевиористские концепции ставили на особое место неосознанное стремление к личной власти. В их рамках можно выделить силовую, рыночную и игровую парадигмы. Первая интерпретирует политику как процесс постоянного столкновения индивидуальных стремлений к власти, в котором одерживает верх сильнейший. Вторая отождествляет политику с рынком, перенося на неё закономерности его работы, при чём главный товар здесь – власть. Игровая парадигма Н. Боббио рассматривает политику как игру, естественная потребность в которой сопровождает человека на протяжении всей его жизни.

Психоанализ Г. Лассуэла рассматривает политику как сферу сублимации (замещения) конфликта между подавленным либидо и требованиями моральных норм. К. Хорни видит суть политической деятельности в избегании состояния страха, выделяя четыре основных невроза нашего времени: привязанности, власти, покорности, изоляции.

Американский социолог Э. Тоффлер рассматривает политику сквозь призму трёх волн цивилизаций: аграрной, индустриальной и информационной. Согласно современному уровню развития, политика рассматривается как сфера взаимодействия огромного числа дифференцированных социальных субъектов, при котором особое место занимает знание как фактор ограничения власти.

Обобщая вышеизложенные концепции, при этом соотнося их с современным пониманием значения термина «политика», мы приходим к выводу, что это понятие используется в науке и повседневной жизни в нескольких основных значениях.

1.                                               Участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2.                                               Деятельность субъектов политики (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3.                                               Совокупность событий жизни общества, государства.

4.                                               Стратегия действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Определения политики, отмеченные как «микро-» и «макроуровень» являются пониманием её как некой деятельности.  Так вот взаимодействие акторов при использовании ими политической власти, в т.ч. государственной, в большей степени имеет значение для теории государства и права, нежели поведение индивида внутри актора, т.к. это более имеет отношение к политической психологии и политической социологии,  изучающим деятельность отдельных индивидов на микроуровнях.

Понимание политики как деятельности на макроуровне ведёт к мысли о разделении её на подуровни, определяемые масштабами этой деятельности а также, характером субъектов (акторов), в ней участвующих. Такое деление, несмотря на условность, способствует более чёткому определению понятия, разграничению соотношения права и политики, более конкретному определению степени их взаимодействия.

1.                                               Деятельность индивида в семейно-бытовых условиях, при этом понятие «актор»  в своём объёме содержит непосредственно одного этого индивида (вопросы ЖКХ, воспитание детей, обучение и т.д.).

2.                                               Деятельность специально организованных (в количестве более одного индивида) субъектов политики: общественных организаций, ассоциаций, общественно-политических движений, партий, профсоюзов, мафиозных кланов, террористических организаций и др. – при использовании ими политической власти, в т.ч. в сфере влияния на государственную власть, а также борьбы за неё (давление, митинги, участие в выборах, революция и т.д.).

3.                                               Деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних функций (правовая, экономическая, социальная политика и др.).

4.                                               Деятельность государства, направленная на реализацию его внешних функций (международная торговля, военно-политические конфликты, создание коалиций, блоков и др.).

Тем не менее хочется отметить, что на уровнях 2–4 может действовать лишь небольшая группа, которая может вершить дела от имени партии или государства, а фактически выражать только собственные (а также случайно совпадающие с ними чужие) интересы.  Подтверждений этому в истории немалое количество, взять хотя бы правление некоторых псевдомонархов, насильственно захвативших престол в результате войны, переворота (к примеру, Лжедмитрий).

Исходя из вышеизложенного, излагаем признаки политики как деятельности на макроуровне.

1.                                               Деятельность определённого (в зависимости от подуровня) политического субъекта (актора),

2.                                               Подчинена политическим нормам, в т.ч. должна быть подчинена нормам права, т.е. ограничена государством

3.                                               Предмет деятельности – реализация определённых интересов путём использования политической власти (государственной и общественной)

4.                                               Меняется по форме,  содержанию с течением времени

5.                                               Распространена повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

6.                                               Выражают определённое соотношение воли участников данного актора, общества в целом

7.                                               Должна руководствоваться или руководствуется определёнными принципами

8.                                               Служит для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей

9.                                               Выражена в политических действиях, поведении. участии.

На первый взгляд, сравнительный анализ понятий «право» и «политика» представляется затруднительным, т.к. определение, даваемое им через родовой и видовой признаки характеризует их как явления разноплановые (право – система, а политика – деятельность). Такое противоречие объясняется скорее неосновательностью подхода, нежели объективной методологической сложностью. Всё дело в том, что для сравнительного анализа таких сложных и неоднозначных понятий недостаточно сопоставить лишь один существенный признак. Для успешного результата нужно использовать множество оснований, которые бы характеризовали общее и особенное в праве и политике с максимальной глубиной, многогранностью. Такими основаниями служат: методы познания, сущность, форма (явление), ценность. В свою очередь, сущность как исходная внутренняя связь включает в себя отношение к времени и пространству и характер внутренних связей. Последнее подразумевает анализ принципов, норм, механизма и структуры предметов исследования. Явление заключается в проявлении вовне сущности и включает в себя время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и вещным миром. Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении).

Такой порядок построения от анализа возможностей, способов познания к сущности, внутреннему миру понятий, затем к характеру внешних проявлений, взгляду извне, а в конечном счете – к ценности обусловлен как спецификой изучаемых предметов, так и логикой мышления. Ведь для того, чтобы что-либо изучать, сначала нужно знать, каким образом это делать. Вникнув в саму сущность предмета, необходимо дать характеристику его внешних проявлений, т.к. это будет способствовать соотнесению его с внешним миром, в т.ч. с человеческим восприятием, которое отразится в ценности. Данное в каком-то смысле кольцевое построение будет отражать три основных аспекта любого объекта изучения: 1. гносеологический (возможности, способы познания), 2. онтологический (сущность и явление), 3. аксиологический (ценность).

Методология исследования понятий «право» и «политика» имеет, несомненно, общие корни, т.к. само разделение государственно-правовой науки и политологии произошло сравнительно недавно, а особенно в нашей стране. Политическая теория выделяется в самостоятельную область знаний во второй половине XIX века.  До этого политика, право и государство изучались в рамках юридической науки. Недаром в отечественных вузах в настоящее время преподаётся история политических и правовых учений,  а также делаются попытки введения в школьный курс дисциплины «право и политика».  Взаимосвязь права и политики обусловила общность методов их изучения, среди которых

общенаучные: вычисление, наблюдение, эксперимент, абстрагирование, идеализация, формализация, индукция, дедукция, мысленный эксперимент;

смешанные: анализ, синтез, аналогия, моделирование, структурный и функциональный подходы;

специальные: статистический, конкретно-социологический, кибернетический, семиотический, семантический, контент-аналитический, герменевтический.

Но хочется отметить, что методы политической теории используются в их более широком содержании, т.к. политическая реальность несколько объёмнее государственно-правовой при соотнесении с обществом. Поэтому политология вбирает способы познания из таких наук как история, социология, психология, естествознание  и смежных более интенсивно, нежели теория государства и права.

Сущность как исходная внутренняя связь в объекте, определяющая его содержание, есть предмет споров как в отношении права, так и в отношении политики. Несмотря на это, мы решили в данной работе считать право совокупностью норм (устанавливаемых государством или идеальных), а политику – 1. деятельностью (актора на макроуровне или индивида на микроуровне), 2. совокупностью событий жизни общества, государства; 3. стратегией действий социального субъекта. Исходя из такого определения сущностных признаков, можем утверждать, что право и политика – относящиеся к классу несовместимости при отношении соподчинения по сущности понятия. Несмотря на это, их содержания рассматриваются автором как относящиеся к классу совместимости и находящиеся в отношении пересечения, т.е. содержание и объем их частично совпадают.

Характер внутренних связей элементов сущности права и политики обусловлен использованием большим количеством общих принципов и норм,  что порождает некую общность структуры и механизма. О нормативной структурированности, иерархичности права, особенно в объективном смысле, не приходится спорить. Сложнее дело с политикой, ведь принципы и нормы, которыми она руководствуется, не всегда формально определены и закреплены официальных документах. Чаще всего содержатся они в политических взглядах, идеях мыслителей и реальных политиков.  В политике  к тому же нет соподчинённости норм, что обусловлено множественностью субъектов, которые являются их источником как в данный момент, так и в разные исторические периоды. В противоположность этому, в праве источник норм один – государство, которое издаёт их и санкционирует.  Это позволяет говорить о своего рода конкурентной среде с меняющейся исторической конъюнктурой в политике и о государстве как суверенной монополии на протяжении всего существования права. Однако, несмотря на форму, содержание их таит в себе такие общие принципы как гуманизм, демократизм, плюрализм, свобода, справедливость. Различие проявляется в специальных принципах права (например, коллегиальность, гласность, свобода труда и пр.) и политики (нейтралитет, компромиссность и пр.). Несомненна связь регуляторов политико-правовой сущности с ценностным аспектом, а точнее – их целями и функциями.

Принципы и нормы права и политики определяют характер их внутренней структуры. При этом регуляторы права в большей степени определяют бытие политики, нежели наоборот, хотя и не проникают во все её сферы (моральную, этическую и др.). Если представить себе структуру этих двух сущностей в виде некоторой упрощенной схемы, то можно выделить тем самым основные её общие компоненты: 1. субъект, 2. объект, 3. отношение. Небезызвестный факт, что в праве субъектом может являться физическое или юридическое лицо (государство, его органы, организация и общественная организация), социальная общность,  а в политике – индивид и актор (государство; специально организованный субъект политики; индивид не как их участник, а самостоятельно). Тем самым мы видим, что субъекты в праве и политике в большинстве своём одинаковы фактически, но разнится их формально-закреплённый и научно-теоретический статус (кроме государства) – к примеру, «индивид» в политике и «физическое лицо» в праве. Но вот юридическое лицо не всегда есть партия, это может быть и фирма, и фабрика, и другая структура, которая не является обычно субъектом политики. Также хочется отметить двойственность значения термина «индивид» в политике и его однозначность в праве.

Объектом в праве являются материальные (вещи, предметы, ценности и др.) и нематериальные ценности (жизнь, здоровье, услуги и др.). В принципе, в политике то же самое является предметом деятельности, но особенность в том, что чаще, чем в праве объектом может быть сам политический актор.

Отношение, возникающее между субъектом и объектом, именуется соответственно правоотношением и политической деятельностью (иногда поведением).

Суть в том, что надо учитывать всё многообразие современной реальности, чтобы объективно сопоставить политико-правовые субъекты, объекты и их связи. При этом приходится абстрагироваться от понятия «право», сводить его к правоотношению, следуя по стопам социологической концепции. Ограничиваясь частнотеоретическими задачами сравнительного анализа, мы не претендуем на полноту раскрытия данных аспектов проблемы, а приводим лишь некоторые иллюстрации, раскрывая сущность соотношения элементов в структуре права и политики.

По отношению к пространству сущности этих понятий имеют близкий характер, заключающийся в повсеместности их действия в любом развитом человеческом обществе. Однако такие свойства политики как универсальность (способность сознательно изменять количество субъектов), инклюзивность (способность проникать в другие сферы жизни общества), сочетаемость (способность соотноситься с другими неполитическими явлениями)  в меньшей мере свойственны праву в объективном смысле, что должно быть предопределено его связанностью естественными правами человека. Также это кроется в том, что источником регуляции в обществе выступают не только нормы права, но и морали, религии, и др. Особо хотелось бы отметить деятельный характер политики, что предусматривает большую динамику, чем в статичном явлении – правовой норме.

Ко времени право и политика во всех их интерпретациях имеют одинаковое отношение. Оба эти понятия динамичны, т.е. их содержание претерпевает некоторые изменения с его течением.  Однако хочется оговориться: право у ранних представителей естественно-правовой школы представлялось как статичная субстанция, которая фактически-содержательна.  И право и политика имеют некую историческую точку отсчёта, т.е. возникают в определённый период.

Явление как проявление вовне сущности права и политики включает в себя конкретное время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее, как указано выше, подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и внешним миром. Говоря о времени и месте их возникновения, мы сразу погружаемся в многовековые споры, которые велись мыслителями со времён античности. Несмотря на давность, этот вопрос не потерял актуальности и исследуется поныне, т.к. от возникновения права и политики зависит их легитимность, а значит, и их социальная эффективность, способность удовлетворить запросы населения.  Современная теория государства и права и теория политики также не дают однозначного ответа на этот методологически важный вопрос. При этом нельзя не вспомнить слова Шершеневича: «Не то важно, каково было в действительности государство, а как найти то происхождение, которое способно было бы оправдать заранее предвзятый вывод».  Сложности вызывали и объективные причины, о которых уже говорилось в первой главе. По мнению профессора Мухаева, появление политики как деятельности акторов связано с обособлением человека на основе частной собственности. Теории генезиса права в отечественной науке черпают вдохновение, прежде всего, из трудов Ф. Энгельса, К. Маркса и В.И. Ленина, заслуга которых в материалистической детерминации происхождения этого явления. Согласно этим представлениям, право возникает с появлением расслоения, являясь возведённой в закон волей класса эксплуататоров. Современные представления,  правда, несколько «смягчились», однако социально-экономическая детерминация генезиса права не ушла на задний план. Таким образом, можно сделать вывод о том, что политика произошла раньше права, т.к. была возможна в догосударственном обществе. Проиллюстрировать это можно на примере войны между двумя соседними племенами при первобытнообщинном строе, ведь вооружённый конфликт – это уже деятельность, при которой используется власть политическая, а следовательно – это ещё и политика на уровне специально организованных акторов (войска в данном случае). Политика как деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних и внешних функций могла появиться соответственно только после государства и права. Если же рассматривать право в широком понимании, то можно утверждать, что оно произошло гораздо раньше, чем всё остальное, – с рождением человека. Таким образом, вопрос происхождения права и политики прежде всего связан с тем, что именно понимать под этими терминами. Согласно мнению представителей марксизма-ленинизма, данные понятия имеют место только в классовом обществе и, следовательно, отомрут с построением коммунизма.  Высказывались в науке и мнения, что спор о происхождении государства и права бесплоден: так, к примеру, считал И. Сабо.  Ответ на вопрос места возникновения права и политики кроется в решении задачи, какое же государство возникло первым. Согласно распространённым взглядам, которые легли в основу современного юридического образования, это территория современного Египта,  т.е. северо-восток Африки.

Характер внешних отношений права и политики – самый сложный вопрос сравнительного анализа этих явлений. Это обусловлено, прежде всего его объёмностью, вытекающей из многогранности сфер пересечения. Прежде всего необходимо выделить основания для сопоставления: 1. человек, 2. природа, 3. общество, 4. вещный мир.

Индивид, являясь субъектом общественных отношений, может становиться и их объектом. Политика и право в значительной степени зависят от субъективных предпочтений человека,  его психофизического состояния, качеств. Сторонники методологического персонализма считают, что именно личность и есть тот самый узел, на котором завязана общественная жизнь. Тут нельзя не вспомнить некоторых харизматичных политиков, которые буквально творили историю: Владимир Святой, Святослав Владимирович, Пётр Великий, Иван Грозный, Ленин, Сталин. В противовес такому пониманию выступают сторонники имперсонализма, утверждая, что когда покидается личностное начало, возникает политика,  а следовательно и право, т.е. сила данных индивидов в том, что они просто угадывают общественные настроения.   В любом случае крайность данных позиций – не повод отказываться от органичного слияния этих разнополюсных мнений в теориях о многогранной детерминации.

Факт влияния на личность права и политики в основном не вызывает сомнения, споры ведутся только по поводу его пределов. Право управомочивает, предписывает и запрещает индивиду определённые действия.  Политика на микроуровне вводит индивида в определённую поведенческую среду, где всё подчинено неким нормам; на первом подуровне макроуровня личность вообще является непосредственным актором, что накладывает на неё ответственность как на самостоятельного субъекта. Нельзя не вспомнить слова профессора Матузова о том, что «если вы не будете заниматься политикой, то политика займётся вами».  Действительно, в современном обществе политика – явление всепроникающее, и роль её растёт;  в этом количественном показателе есть одно из её отличий от права, которое регулирует не все сферы жизни общества, хотя при тоталитарных режимах и делались такие попытки.

C соотношением личности, права и политики непосредственно связаны такие понятия как политико-правовые статусы и роли. Особое место в данном триумвирате занимают естественные права человека, при этом нельзя забывать и об обязанностях, роли принуждения, насилия  и их различии в данном вопросе.

В рамках общества сосредоточено наиболее сложные проявление права и политики, т.к. любая цивилизация характеризуется сложным устройством социума. Рассматривая этот триумвират, целесообразно разделить общество на три четыре условных системы: 1. экономическую, 2. социальную, 3. духовную, 4. политическую. Заметим, что право в большей степени относится к последней, являясь частью нормативной подсистемы,  хотя и затрагивает все остальные. Рассматривая экономическую сферу, мы определённым образом включаем туда и природу, и мир вещей, поскольку в рамках теории государства и права рассмотрение их вне такой связи теряет предметность, уходит в сторону социальный характер этой науки. Тем более, что институт собственности и в экономике, и в политике, и в праве – тот узел, в котором теснейшим образом переплетены эти явления, «ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью».  Кроме того, имущественное положение определяет расслоение общества на классы, что, по мнению представителей марксизма с сыграло решающую роль при возникновении, становлении, развитии и отмирании общественных формаций, а следовательно, и типов государства, права и политики. Ведь дело в том, что на экономике завязаны потребности, которые движут человеком в политике и выражаются как соотношение воль индивидов в праве. В таком процессе своего рода арбитром служит государство, ресурс для власти которого – всё то же производство.

Триумвират с социальной сферой в праве и политике оформлен неоднозначно. Это можно объяснить социальной ориентацией права в большей степени, чем политики, которая является, как правило деятельностью по выражению узкогрупповых интересов. Но, складывая волю различных субъектов, она способствует тому, что право становится средством социально-политического компромисса.  К тому же источником политической мотивации служат разнонаправленные и взаимные интересы различных страт, классов, этносов. Политика и право влияют на социальную сферу, разрушая и формируя новые группы. К примеру, апартеид в ЮАР, лишенцы и изгнанцы, пострадавшие от «классовой борьбы» в СССР, формирование среднего класса, борьба с безработицей – яркие тому иллюстрации.

Триумвират с духовной сферой в праве и политике также оформлен неоднозначно. Ценности, идеалы, идеи в большей степени подвергают воздействию политику как динамичное явление. Тем не менее, они находят своё отражение и в праве, хотя опосредованы с одной стороны активностью политических акторов, с другой – относительной консервативностью государства, которая должна служить тормозом деструктивных революционных поветрий. Наиболее оптимальный баланс возможен лишь при идеологическом плюрализме,  демократическом режиме. Образование призвано косвенным, но решительным образом влиять на право и политику, прежде всего подводя рациональную, а не эмоциональную почву под эти явления. Ведь порой величайшие цивилизационные конфликты могли быть разрешены мирным путём, обладай люди высоким уровнем правовой и политической культуры, основанной на знании прежде всего. Такие формы общественного сознания как мифология, религия, мораль, искусство и др. также несомненно подвержены воздействию права и политики, но всё же в большей степени сами оказывают на них влияние, при этом роль их заметно ниже в светских государствах.

Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении). Данный аспект, несомненно, тесно взаимосвязан с предыдущими и в какой-то мере их детерминирует. Сразу хочется отметить проблему динамики  как фактор перемены ценностей с течением времени, обусловленную объективными и субъективными факторами. Цели и задачи права и политики – в обеспечении нормального функционирования общественного организма,  а значит и жизни человека, и бытия природы, и гармонии вещей. В этом вопросе как ни в каком другом проявляется единство  права и политики. Однако за единством целей и задач кроется некоторое различие в специальных назначениях этих понятий. Регулятивная функция в одинаковой мере присуща как праву, так и политике, однако охранительная и восстановительная – спорный вопрос. Хотя в некоторых ситуациях (война, революция и т.д.), политика брала на себя несвойственное ей назначение, попирая законы. Деление функций по субъекту государственной власти порождает законодательную, исполнительную и судебную функции права.  Такая совокупность назначений свойственна только макрополитике на национальном уровне, ибо в каждом действии государства есть политика (в свете чего можно охранительную и восстановительную функции присвоить и политике). Выделение внешних (общесоциальных) назначений связано с реализацией внешних связей права и политики как явлений, о чём говорилось выше. Поэтому сразу подытожим: общественные функции права и политики различаются скорее количеством, нежели качеством, т.к. отличны лишь степенью проникновения в жизнь социума.

Вопрос взаимодействия права и политики, по словам профессора Н.И. Матузова, принадлежит к числу вечно актуальных.                                                Нельзя не согласиться с этим мнением. Достаточно вспомнить историю России ХХ века со всеми её войнами, революциями, путчами и т.д., где налицо конфликт права и политики. Чтобы дать ответ на вопрос о том, что же важнее или что первично, нужно сначала проникнуть в механизм их взаимодействия. Хочется напомнить, что во второй главе мы анализировали характер внешних отношений права и политики, не вдаваясь в саму суть отношений непосредственно между этими понятиями. Пришло время восполнить этот пробел.

Начать необходимо с воздействия на право (в позитивном понимании) политики, т.к. мы выяснили, что она возникает раньше. Хочется напомнить, что политика (макроуровень) есть деятельность, направленная на реализацию интересов, а следовательно, предполагает определённую конкуренцию. Средством, разрешающим противоречия, возникающие в ходе такого процесса, являются референдум и выборы в органы государственной  власти, ибо именно государство служит особым институтом, призванным гарантировать разумный баланс интересов. Выборы и референдум, согласно Конституции, есть высшее непосредственное выражение власти народа.  Они облекают политическую борьбу в цивилизованные формы, способствуя бесконфликтному разрешению проблем и противоречий. Институты представительных органов и местного самоуправления являются важнейшими механизмами воздействия народа на государственную власть, и особенно на правотворческий процесс. Последний выступает одной из форм выражения политики. От его качества непосредственно зависит эффективность правовой политики государства.  Но названные формы взаимодействия права и политики возможны только в подлинно демократическом правовом государстве с развитым гражданским обществом.

В современном мире приобретают новые формы и усиливаются тенденции воздействия глобальной политики на суверенное государство, а значит и право. Примером этому могут служить вооружённые конфликты последних десятилетий Соединённых Штатов Америки с Ираком, Афганистаном, вмешивание во внутренние дела Югославии, Ирана. А развал ОВД, затем СССР не были ли прелюдией к такому повороту событий как «бархатные революции» в странах СНГ?  Не являются ли они результатом имперской политики США? Ведь вмешивание стран Запада в дела Украины, Грузии, Киргизии, а сейчас и Белоруссии тоже политика, но международная.

О внутренней политике и говорить не приходится. Достаточно вспомнить и идею большевиков о примате политики над правом и те беззакония, которые творились под сенью такого волюнтаризма во время Гражданской войны, сталинских репрессий. Да и становление современной России окутано целым рядом попраний политикой права, самый яркий пример которому – антиконституционный раздел СССР.

В механизме реализации внутренних функции государства хочется особо отметить его стержень – правовую политику. Понимание данного термина не ограничивается единственным значением. Приведём основные из них:

1.                                               Комплекс целей (идей, мер, задач, программ, принципов, установок), реализуемых государством в сфере действия права и посредством права.

2.                                               Прикладная наука, призванная оценивать действующее законодательство и способствовать выработке более совершенного права.

3.                                               Политика, которая соответствует идеалам права, т.е. оценочная характеристика политики некоего субъекта.

Первое определение, собственно, и отражает тот важнейший механизм воздействия политики на право, который, чтобы быть легитимным, должен соответствовать, по крайней мере, двум параметрам: 1. субъективно отличаться высоким качеством (хорошей юридической техникой, логичностью и пр.), 2. объективно соответствовать «воле большинства, но с учетом интересов меньшинства».  В свете современной российской действительности учёные выделяют такие приоритеты правовой политики как: 1. установление прагматичной модели взаимоотношений между государством и правом, 2. устранение разрыва между теорией и практикой прав человека, 3. наведение порядка во власти, 4. преодоление правового нигилизма и идеализма, 5. конституционные реформы по выравниванию перекосов в системе разделения властей,  6. совершенствование федеративных отношений и региональной политики, 7. повышение роли и авторитета судебной власти, 8. перестройку юридического образования и кадровой политики с целью отбора лучших специалистов и др.

Зачастую в политической игре используются нецивилизованные методы борьбы, которые неэтичны, аморальны: демагогия, популизм, лоббизм и т.д. Последний очень деятельно распространяется на почве неразвитого права, пуская в него разрушительные корни. В России он проявляется в трёх ипостасях: 1. олигархический, 2. региональный, 3. иностранный. Первый тип способствует внедрению в право узкогрупповых интересов, как правило, состоятельных лиц, стремящихся к большему богатству. Региональный лоббизм отстаивает и возводит в закон амбиции отдельных субъектов РФ, при этом ущемляя и попирая права остальных. Иностранный тип способствует лоббированию интересов других государств, заграничных компаний, ставя под угрозу суверенитет и национальную безопасность.  Профессор А.В. Малько выделяет также ведомственный тип.  Само понятие «лоббизм» может использоваться и в позитивном смысле, т.е. как деятельность, направленная на отстаивание своих и чужих интересов, но в рамках права, а не за счёт подкупа, угроз и т.д.  О демагогии и популизме хочется заметить, что эти явления отрицательно влияют в обществах с низкой политической культурой, в которых только начинается становление демократии.

Существуют и более изощрённые способы влияния политики на право, такие как война, террор, экстремизм, революция, восстание, бунт, мятеж, путч и др.  Скорее, это процессы, влияющие на государственную власть, но фактически они оказывают опосредованное и, как правило, разрушительное воздействие на право.

Таким образом, мы убедились, что политика может влиять на право как конструктивно, закрепляя в нём интересы общества, так и деструктивно, попирая принцип законности и нарушая тем самым субъективные права личности. Мы здесь намеренно не рассматривали право в широком понимании, т.к. по своей сущности оно не детерминируется политикой, а от неё зависит лишь реализация его в законе.

Воздействие права на политику не менее интенсивно. В законах фиксируются основные принципы завоевания, использования и передачи политической власти.  Политическая борьба требует правового закрепления существующих политических сил, их институционализации. Институционализация как процесс создания такого механизма отражения воли определённой части общества, при котором партии, движения и др. существуют в чётко выраженной форме, действуют в соответствии заявленными лозунгами, а особо – с собственными уставами и программами,  играет важную роль в становлении подлинно демократического государства.

Особое место в большинстве развитых стран в иерархии нормативно-правовых актах занимает конституция, которая фиксирует основные параметры общественной жизни: права человека, форму государственного устройства, органы власти и т.д. Например, Конституция РФ закрепляет такие политические институты как органы государственного и местного управления.  В связи с ростом влияния политики на жизнь общества, при этом с параллельным увеличением «подковёрных», «закулисных» тактик игры,  в современной России назрела необходимость совершенствования политического права, подотрасли конституционного.  Государство борется с лоббизмом, усиливающимися монополиями (как в экономике, так и в политике) посредством издания норм, которые бы обеспечивали его суверенитет. Иногда такая борьба доходит до полицейского режима с отсутствием или подавлением оппозиции. К примеру, это правовая система Российской Империи конца XIX века с её проникновением практически во все сферы жизни,  а также законы СССР практически на всём периоде его существования. Но всё же право с его, в некотором смысле, консервативностью способствует смягчению социальных бурь, поступательному, а не революционному течению политики.

Таким образом, можно сделать вывод, что право может оказывать на политику как прогрессивное воздействие, способствуя согласованию общественных интересов в цивилизованных рамках, так и негативное, связывая руки неугодным государственной власти оппозиционным политическим силам, ставя их «вне закона» и даже уничтожая их.

Обобщая взаимодействие права и политики, необходимо выделить два основных типа: 1. консенсус, 2. конфликт.  Первый основан на согласии, возможности ликвидации или сведения к минимуму противоречащих требований, сосредоточении внимания на компромиссных моментах. К этому типу можно отнести такие формы  взаимодействия права и политики как демократические выборы, референдум, поступательная модернизация посредством реформ, честная политическая конкуренция, правовая политика государства с учётом мнения меньшинства, наличие конституции с признанием прав и свобод человека и т.д. Конфликтный тип основан на конфронтации сторон, подавлении несогласных силой. К этому типу можно отнести такие формы взаимодействия права и политики как саботаж, мятеж, переворот, путч, революция, война, терроризм и т.д. Опасность такого рода явлений для жизни общества подтверждена многовековым опытом. Парадокс заключается в единстве противоборства и консолидации данных явлений общественной жизни.

Характеристикой соотношения конфликтного и консенсусного типа взаимодействия права и политики служит государственный режим. Именно этот показатель отражает реальный баланс конфронтации и согласия в обществе. Заметим, что понятие «режим» тесно связано с характером соотношения права и государства. Поэтому прагматическая модель, предложенная профессором Н.И. Матузовым, как нельзя кстати отражает тот достижимый идеал, к которому следует стремиться России в ближайшее время. Являясь «золотой серединой» между тоталитарно-этатистской и либерально-демократической моделями, государство такого типа «создает право, но считает себя связанным им, подчиняется ему, т.е. самоограничивается во имя общего блага».

Особое место государства в политической системе предопределено его уникальностью, ибо оно опосредует триумвират политика – власть – право. Только эта организация политической власти является носителем суверенитета, а значит выступает в качестве единственного официального представителя всего народа, объединяемого в пределах его территориальных границ по признаку гражданства, обладает специальным аппаратом управления и принуждения, а также монополией на правотворчество, определяет основные направления развития страны, представляет её на международной арене.  Именно государству предопределено решать, каким будет соотношения конфликта и консенсуса в политико-правовой действительности. От этого зависит, будет ли использован конструктивный диалог, или всё опять решит сила и волюнтаризм. Применительно к современному состоянию государственности в России хочется заметить, что «сла¬бо развита культура компромисса, не существует принципиального согла¬сия между ведущими политическими силами по поводу преодоления эко¬номического кризиса и реформы политической надстройки».  Это выражается в разногласиях по поводу инфляции, использования стабилизационного фонда, отношений со странами СНГ, необходимости местного самоуправления и т.д. Однако положительные сдвиги имеются, особенно за последние годы. Это проявилось в приведении конституций и уставов субъектов РФ в соответствие Основному закону, реформах в исполнительной власти, создании Общественной Палаты и т.п. Последний факт, несомненно, является качественно новым этапом в формировании гражданского общества в России.

Сделка, связанная с импортом ценностей, работ или услуг, производится в соответствии с импортным внешнеэкономическим контрактом, который должен быть заключен между сторонами данной сделки. Содержание конкретного импортного контракта зависит от целого ряда факторов, а его текст нередко является предметом длительных переговоров, в ходе которых обе стороны вынуждены пойти на определенные компромиссы, прежде чем договор будет наконец подписан [36, с. 163].

Для бухгалтера импортный контракт не является первичным учетным документом, однако он является основанием для принятия решений, связанных с порядком бухгалтерского учета и налогообложения импортной сделки [45, с. 265]. Больше всего бухгалтера интересуют три аспекта, которые должны быть отражены в контракте:

- условия поставки товара;

- момент перехода права собственности от иностранного поставщика;

- порядок, форма и сроки расчетов по контракту.

Ввозимое имущество может использоваться организацией по-разному. Например, организация может использовать его в качестве сырья для производства продукции - в этом случае его считают материалами и учитывают на счете 10 "Материалы" [45, с. 69]. Также использовать ввезенные ценности для производства, или торговли  в качестве основных средств - тогда затраты, связанные с их приобретением, собирают на счете 08 "Вложения во внеоборотные активы". И только в том случае, если ценности ввозятся для последующей перепродажи, они рассматриваются в бухгалтерском учете как товары, и подлежат отражению на счете 41 "Товары" [48]. Это следует из определения товаров, данного в ПБУ 5/01 "Учет материально-производственных запасов".

Материально-производственные запасы принимаются к бухгалтерскому учету по фактической стоимости, под которой подразумевается сумма фактических затрат организации на их приобретение, за исключением НДС и иных возмещаемых налогов, а именно:

- суммы, уплачиваемые в соответствии с договором поставщику (продавцу);

- затраты по заготовке и доставке товаров до места их использования, включая, например, расходы по страхованию; затраты на содержание заготовительно-складского подразделения, затраты на услуги по доставке товаров, если они не включены в цену товаров, установленную договором; начисленные проценты по кредитам, предоставленным поставщиками;  затраты по доведению товаров до состояния, в котором они пригодны к использованию в запланированных целях, например затраты по подработке, сортировке, фасовке товаров; иные затраты, непосредственно связанные с приобретением товаров [26, с. 358].

Несмотря на то, что ранее говорилось о неком единстве мнений по поводу определения понятий «право» и «политика» в системе категорий теории государства и права (см. Введение), это утверждение сколько справедливо, столько же и относительно. В современной науке по-прежнему существуют различные концепции и направления, что обусловлено целым рядом объективных и субъективных факторов.  Но эти школы и течения, несмотря на всю их противоположность взглядов, имеют и некоторые точки соприкосновения, иногда даже частично совпадающие взгляды на тот или иной вопрос. Это выражается, в частности, в выделении некоторых формальных признаков, принципов, структуры систем и подсистем права и политики. Вообще, «любая отдельно взятая теория представляет собой субъективный взгляд её приверженцев на  объективные процессы».

К объективным причинам существования различных теорий можно отнести, во-первых, сложность изучаемых объектов. Это выражается в ограниченности предела абстрагирования, в физической невозможности в большинстве случаев полноценного эксперимента и вычисления, в длительности становления изучаемых институтов, в диалектическом характере этого процесса, а также самого объекта. Во-вторых, это удалённость во времени самого процесса возникновения, развития, функционирования и отмирания этих институтов в определенных конкретно-исторических типах общества. Это выражается в невозможности наблюдения указанных явлений, в малом количестве источников, а также в самом характере этих источников.

Следующая группа факторов – субъективные. К ним относится, прежде всего, авторское мировоззрение, сообразуясь с которым, он ставит конкретные цели и задачи, использует определённую методологию для их достижения.

Некоторые факторы необходимо выделить в промежуточную группу так называемых двойственных, «субъективно-объективных» причин.  Во-первых, это конкретно-историческая детерминация сознания и поведения автора.  Это выражается как в формировании у него определенных ценностных, поведенческих и познавательных ориентиров под воздействием общественного сознания, господствующей идеологии, экономического базиса  и т.д., так и в возможности использовать накопившиеся, а также непосредственно накоплять  определённые факты (что обусловлено уровнем развития науки). Во-вторых, это физиолого-генетическая детерминация сознания и поведения автора. Это выражается в различных  интеллектуальных способностях, которые формируются под воздействием здоровья и происхождения человека.

Для того, чтобы определить понятия «право» и «политика»  в системе категорий теории государства и права, необходимо выделить совокупность признаков, раскрывающих их содержание.  Хочется отметить, что «раскрытие сущности входит в само определение любого предмета и без этого вообще невозможно вести разговор о его функциях, значении, существовании»,  к тому же «постижение сущности предмета составляет задачу науки».  В свете вышеизложенного важнейшая задача современной теории государства и права состоит в выделении существенных объективных признаков из этих разноплановых мнений, в формировании непредвзятого отношения к понятиям, обозначающим важнейшие общественные институты, такие как право, политика, государство и др.

По мнению М.Н. Марченко, проблема определения понятия «право» – одна из наиболее важных в юридической науке. При этом нельзя не заметить, что любое толкование отражает правовую действительность, но в разной мере.  Сложность или невозможность найти универсальное для всех эпох определение подталкивает рассмотреть основные исторические и современные концепции, школы, течения, направления, видящие его сущность под разным углом, а порой – с разных позиций, а затем на их основе вывести признаки понятия «право».

Естественно-правовые концепции, имеющие длительную историю, объединяют в себе труды Г. Гроция, Т. Гоббса, Ж.-Ж. Руссо, Ш. Монтескье, М.Ф. Вольтера, Н. Радищева, С.Е. Десницкого, Маритена и др. Суть их сводится к разделению понятий «право» и «закон». Первое, по их мнению – «совокупность высших нравственных ценностей (свобода, равенство, справедливость)»,  которая принадлежит человеку от рождения.  Кроме того, естественное право – неизменно, «что согласно с природой общества разумных существ».  Прогрессивность такого правопонимания, признание за человеком его неотъемлемых прав и свобод а также допущение возможности несоответствия этих идеалов реальному позитивному праву (закону) сыграли свою роль в развитии теории государства и права.  Однако прямое отождествление права и морали, противопоставление писаного и естественного права (при преувеличении подчас роли последнего), а также утверждение о несменяемости «высших норм» и неодинаковое их понимание привели к бесперспективности   развития теорий естественного права.

Историческая школа права основана немецкими и австрийскими юристами: К.Ф. Савиньи, Г.Ф. Пухтой, Г. Гуго, Шталем и др. Её представители считали право выражением «народного духа»,  формирующегося постепенно, независимо от государства. Они отрицали необходимость и роль государства в формировании этого явления.   Данная теория справедливо отмечает, что обычай действительно предшествует праву, что последнее формируется под воздействием общественных условий, которые не должен игнорировать законодатель. Но данное правопонимание приводит к сведению источников права к одному лишь правовому обычаю, при этом не отводится места для прецедента и законотворчества. Также неоправданно отрицается роль государства в создании правовых норм – оно, по мнению сторонников этой теории, лишь санкционирует их.

Реалистическая школа права основана Р. Иерингом на рубеже XIX-XXвв. Он определяет это понятие как «защищенный государством интерес», принадлежащий не волеизъявителю, а самому пользователю. Являясь необходимым инструментом организации, поддержания и сохранения общества, оно сочетает, по мнению Иеринга, связь с государством, единство и изменчивость, неразделимость прав и обязанностей, отрицание произвола (возможности принуждения негосударственными организациями). Несмотря на весомый вклад в теорию государства и права, эта теория имеет недостаток, утверждая, что право должно быть завоёвано силой.

Материалистическая теория права разработана в трудах К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Марксистско-ленинское учение видит сущность права в его социально-экономической обусловленнсти, при этом оно не может превосходить по уровню культуру данного общественного строя. Представители этой теории считали, что право характерно только классовому обществу, и оно должно объективно отмереть с победой коммунизма, когда «соблюдение социальных норм станет естественной привычкой».  Несомненны достижения материалистической концепции для теории государства и права. Во-первых, это признание значительной роли экономического базиса в формировании права, их взаимосвязи. Во-вторых, это подтверждение значительной роли государства как источника права. Но существуют и недостатки, которые выражаются в гипертрофировании вышеуказанных положений (особенно в трудах так называемых последователей К. Маркса и Ф. Энгельса). Особое место занимает преувеличение роли классовой борьбы в развитии права, доведённое до абсурда во время сталинских репрессий, а также постулат о «неравном масштабе к различным людям» в условиях социалистического общества.

Социологическая юриспруденция разрабатывалась Э. Эрлихом, Г. Канторовичем, С.А. Муромцевым, Г.Ф. Шершеневичем, Р. Паундом. Представители данной концепции определяют право как систему правоотношений, т.е. реальное поведение людей, регулируемое правом.  Особое место в понимании этой теории отведено противопоставлению «права в книгах» (закона) и «права в действии» (собственно права).  Указывается также, что оно «является одним из способов контроля за поведением людей, наряду с религией, моралью, обычаями, домашним воспитанием и др.».

Теория солидаризма является одной из разновидностей социологического направления. Основной её представитель – французский юрист Л. Дюги, который считал, что объективное право составляют правила социальной солидарности, которым должны подчиняться личность и государство. Оно же служит той уравновешивающей силой, которая обеспечивает нормальное развитие общества.

Данные две теории наполняют социальным содержанием право, выражая при этом некоторые идеи правового государства. Их недостаток заключается в смешении понятий «право» и «правоотношение», а также в подмене его сущности социальным назначением.

Психологическая концепция права разрабатывалась Л.И. Петражицким, Г. Тардом, Мэриллом, Россом, Рейснером, Элиотом Дьюи и др. Представители этого направления считают право «императивно-атрибутивным (обязательно-притязательным) переживанием людей».  При этом его возникновение, развитие и функционирование связывается напрямую с эмоциональными переживаниями человека. Недостаток такого правопонимания кроется в смешении понятия «право» и «правосознание», а также в непризнании приоритета позитивного права.

Нормативистская теория права разрабатывалась в трудах Р. Штаммлера, П.И. Новгородцева и Г. Кельзена. Суть права, по мнению, её представителей, заключается в том, что оно есть совокупность норм, осуществляемых государством в принудительном порядке.  К тому же право является своеобразной пирамидой, во главе которой стоит некая «суверенная норма», определяющая содержание остальных. Кроме того, данная теория предусматривала изучение права «в чистом виде», т.е. вне связей с другими отраслями знаний, т.к. в ином случае, по мнению нормативистов, происходит смешение правовой науки с идеологией.  Признание необходимости структурирования и иерархической соподчинённости правовых норм, идея зависимости государства от права (при этом утверждалась их тесная взаимосвязь), а также, в конечном счёте, выделение основных формальных признаков сделали эту теорию основой современного правопонимания для большинства российских правоведов. В частности это выражается в использовании определения права как «системы общеобязательных, формально определённых норм и т.д.» Однако эта теория не является исчерпывающей для российской и мировой науки, она лишь служит отправной точкой для многих изысканий. Главный недостаток её, по мнению профессора М.Н. Марченко, – излишний прагматизм.

Обобщая вышеизложенные теории, учёные выделяют два основных типа правопонимания: легистское и юридическое, которое, в свою очередь, распадается на естественно-правовой и либертарно-юридический подходы. Суть первого типа в том, что право – система писаных (позитивных) норм, устанавливаемых или санкционируемых государством. Суть естественно-правового подхода в том, что естественное право является некими «высшими» нормами, присущими всему живому от рождения, и противостоит позитивному. Сторонники же либертарно-юридического подхода считают, что право есть бытие и нормативное выражение принципа формального равенства, т.е. 1. абстрактно-формальной нормы и меры равенства, 2. свободы, 3. справедливости.  Последний подход разрабатывается в трудах В.С. Нерсесянца и является, по его  мнению, неким компромиссом между позитивистским и естественным типами правопонимания.

Сама проблема правопонимания основана на трёх основных аспектах: 1. онтологическом (что есть право?), 2. гносеологическом (как оно познаётся?), 3. аксиологическом (в чём его ценность?).  По тому, какой именно вопрос ставится на первое место, а также какой на него даётся ответ, определяется конкретная типология правопонимания и подходы в её рамках.

Вопрос о первенстве, приоритете одного из этих типов правопонимания остаётся открытым, несмотря на то, что он определяет парадигму научных исследований любого правоведа, их методологию. В своей работе автор отдаёт предпочтение тому типу, который видит в праве, прежде всего систему норм, которые охраняются государством, общеобязательны, формально определены и т.д. Данное мнение необходимо подкрепить словами профессора М.Н. Марченко, о том, что только практика может служить критерием истины,  а в современной политико-правовой действительности понятие естественного права не противопоставляется позитивному, а скорее тождественно понятию права, но в субъективном смысле (с некоторыми корректировками). При этом понятие «закон» в широком смысле, в том в котором его используют сторонники юридического правопонимания, обозначая позитивное право, практически не употребляется этом значении, а обозначает меньшее по логическому объёму понятие (один из видов НПА). Это подтверждают слова основателя либертарно-юридического подхода В.С. Нерсесянца о том, что закон – лишь условное обобщение.  По мнению автора, суть конфликта данных правопониманий в современной теории государства и права кроется в основном лишь в обозначении одного и того же понятия разными терминами. При этом, по сути, дискутирующими сторонами не отрицаются те положительные идеи, которые выдвигались их оппонентами, а чаще встречаются попытки соединить их в такую систему: «Положительное право есть целесообразная форма поддержания естественного».  Думается, такое несовпадение мнений будет способствовать только развитию представлений о праве, т.к. господство любого догматичного, якобы единственно верного, правопонимания может привести к забвению динамичности этого важнейшего общественного явления .

Исходя из вышеизложенных рассуждений, можно указать основные формальные признаки позитивного права в объективном смысле:

1.                                               Система социальных норм (регуляторов)

2.                                               Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)

3.                                               Применяются в т.ч. государством

4.                                               Охраняются принуждением только государства

5.                                               Содержат единство правомочия и обязанности (предписания или запрета)

6.                                               Действуют многократно во времени

7.                                               Действуют повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

8.                                               Абстрактны (персонально неконкретны и носят общий характер)

9.                                               Формально определены (по структуре, содержанию и т.д.)

10.                                               Выражают определённое соотношение воли граждан данного государства

11.                                               Сочетают внутреннее единство и специализацию

12.                                               Должны руководствоваться или руководствуются определёнными принципами

13.                                               Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

14.                                               Выражены в НПА.

Данные признаки не исчерпывают определения понятия «право» хотя бы потому, что оно изменчиво во времени, т.е. носит динамико-диалектический характер (что можно тоже считать одним из признаков). Вообще при таком немалом количестве признаков целесообразно их группировать, к примеру, по отношению к правотворчеству, правоприменению и правоохране. Такая группировка оправдана тем, что эти основания для деления – сущность системы правовой политики государства.

В таком случае признаки права в широком понимании следующие:

1.                                               Совокупность идеальных возможностей

2.                                               Существуют независимо от посторонней воли у каждого человека

3.                                               Должны приниматься, санкционироваться государством

4.                                               Должны охраняться государством

5.                                               Содержат идеалы свободы, справедливости, равенства, гуманизма и т.д.

6.                                               Действуют независимо от времени

7.                                               Действуют независимо от пространства

8.                                               Формально не определены

9.                                               Должны выражаться в позитивном праве

10.                                               Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

Методология определения значения термина «политика» аналогична. Исторический опыт показывает, что представления об этом важнейшем понятии  существенно менялись на протяжении всей эволюции общества.

Аристотель рассматривал политику как совокупность морально-этических предпосылок разумной организации общества. При определении сущности этого явления философ склонялся к мысли об объединении людей для достижения блага государства и гражданина.

В парадигме политического реализма мыслил К. Шмидт, определяя политику как мир, существующий на основе реальных сил. В качестве определения критерия природы явления он предложил использовать дихотомию «друг-враг». Сущность политики, по мнению К. Шмидта, в войне между народами.

Определение политики как механизма контроля за ресурсами можно почерпнуть в работах Д. Хелда. При этом профессор уточняет, что она носит характер борьбы за организацию человеческих возможностей, предметом которой является власть.

В рамках герменевтической парадигмы интерпретации политики работал Дж. Мосс, по мнению которого современный мир – не что иное, как лингвистически структурированная реальность. Отсюда логично вытекает определение политики как средства коммуникации между членами общества, поколениями, представителями различных культур. При этом особое место отводится определенной системе символики.

Сторонники директивного подхода определяли политику как отношения по поводу государственной власти, её организации, а также направлений деятельности. В рамках такой концепции можно выделить две ветви: 1. консенсусную и 2. конфликтную. Первая разрабатывалась в учениях Т. Гоббса, считавшего политику деятельностью по выражению общего интереса. Вторая представлена в трудах Н. Макиавелли, К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Первый считал политику искусством борьбы за власть. С точки зрения марксизма, политика – сфера господства класса, подавления им других классов.

Психосоциологическая интерпретация политики М. Вебера сводит её к стремлению участвовать во власти, оказывать влияние на её распределение как между государствами, так и внутри, а также между группами людей. Особое место в трудах немецкого социолога занимает поиск мотивации: рациональной и иррациональной.

Институциональная концепция политики М. Дюверже определяет это понятие как пространство властных взаимодействий, упорядоченность которого достигается благодаря существованию политических институтов. Институт, по его мнению представляет собой единство его структуры и возникающих по этому поводу отношений. При этом существование конфликта и интеграции в любом обществе обусловливает постановку в центр всех политических институтов государство.

Бихевиористские концепции ставили на особое место неосознанное стремление к личной власти. В их рамках можно выделить силовую, рыночную и игровую парадигмы. Первая интерпретирует политику как процесс постоянного столкновения индивидуальных стремлений к власти, в котором одерживает верх сильнейший. Вторая отождествляет политику с рынком, перенося на неё закономерности его работы, при чём главный товар здесь – власть. Игровая парадигма Н. Боббио рассматривает политику как игру, естественная потребность в которой сопровождает человека на протяжении всей его жизни.

Психоанализ Г. Лассуэла рассматривает политику как сферу сублимации (замещения) конфликта между подавленным либидо и требованиями моральных норм. К. Хорни видит суть политической деятельности в избегании состояния страха, выделяя четыре основных невроза нашего времени: привязанности, власти, покорности, изоляции.

Американский социолог Э. Тоффлер рассматривает политику сквозь призму трёх волн цивилизаций: аграрной, индустриальной и информационной. Согласно современному уровню развития, политика рассматривается как сфера взаимодействия огромного числа дифференцированных социальных субъектов, при котором особое место занимает знание как фактор ограничения власти.

Обобщая вышеизложенные концепции, при этом соотнося их с современным пониманием значения термина «политика», мы приходим к выводу, что это понятие используется в науке и повседневной жизни в нескольких основных значениях.

1.                                               Участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2.                                               Деятельность субъектов политики (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3.                                               Совокупность событий жизни общества, государства.

4.                                               Стратегия действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Определения политики, отмеченные как «микро-» и «макроуровень» являются пониманием её как некой деятельности.  Так вот взаимодействие акторов при использовании ими политической власти, в т.ч. государственной, в большей степени имеет значение для теории государства и права, нежели поведение индивида внутри актора, т.к. это более имеет отношение к политической психологии и политической социологии,  изучающим деятельность отдельных индивидов на микроуровнях.

Понимание политики как деятельности на макроуровне ведёт к мысли о разделении её на подуровни, определяемые масштабами этой деятельности а также, характером субъектов (акторов), в ней участвующих. Такое деление, несмотря на условность, способствует более чёткому определению понятия, разграничению соотношения права и политики, более конкретному определению степени их взаимодействия.

1.                                               Деятельность индивида в семейно-бытовых условиях, при этом понятие «актор»  в своём объёме содержит непосредственно одного этого индивида (вопросы ЖКХ, воспитание детей, обучение и т.д.).

2.                                               Деятельность специально организованных (в количестве более одного индивида) субъектов политики: общественных организаций, ассоциаций, общественно-политических движений, партий, профсоюзов, мафиозных кланов, террористических организаций и др. – при использовании ими политической власти, в т.ч. в сфере влияния на государственную власть, а также борьбы за неё (давление, митинги, участие в выборах, революция и т.д.).

3.                                               Деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних функций (правовая, экономическая, социальная политика и др.).

4.                                               Деятельность государства, направленная на реализацию его внешних функций (международная торговля, военно-политические конфликты, создание коалиций, блоков и др.).

Тем не менее хочется отметить, что на уровнях 2–4 может действовать лишь небольшая группа, которая может вершить дела от имени партии или государства, а фактически выражать только собственные (а также случайно совпадающие с ними чужие) интересы.  Подтверждений этому в истории немалое количество, взять хотя бы правление некоторых псевдомонархов, насильственно захвативших престол в результате войны, переворота (к примеру, Лжедмитрий).

Исходя из вышеизложенного, излагаем признаки политики как деятельности на макроуровне.

1.                                               Деятельность определённого (в зависимости от подуровня) политического субъекта (актора),

2.                                               Подчинена политическим нормам, в т.ч. должна быть подчинена нормам права, т.е. ограничена государством

3.                                               Предмет деятельности – реализация определённых интересов путём использования политической власти (государственной и общественной)

4.                                               Меняется по форме,  содержанию с течением времени

5.                                               Распространена повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

6.                                               Выражают определённое соотношение воли участников данного актора, общества в целом

7.                                               Должна руководствоваться или руководствуется определёнными принципами

8.                                               Служит для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей

9.                                               Выражена в политических действиях, поведении. участии.

На первый взгляд, сравнительный анализ понятий «право» и «политика» представляется затруднительным, т.к. определение, даваемое им через родовой и видовой признаки характеризует их как явления разноплановые (право – система, а политика – деятельность). Такое противоречие объясняется скорее неосновательностью подхода, нежели объективной методологической сложностью. Всё дело в том, что для сравнительного анализа таких сложных и неоднозначных понятий недостаточно сопоставить лишь один существенный признак. Для успешного результата нужно использовать множество оснований, которые бы характеризовали общее и особенное в праве и политике с максимальной глубиной, многогранностью. Такими основаниями служат: методы познания, сущность, форма (явление), ценность. В свою очередь, сущность как исходная внутренняя связь включает в себя отношение к времени и пространству и характер внутренних связей. Последнее подразумевает анализ принципов, норм, механизма и структуры предметов исследования. Явление заключается в проявлении вовне сущности и включает в себя время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и вещным миром. Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении).

Такой порядок построения от анализа возможностей, способов познания к сущности, внутреннему миру понятий, затем к характеру внешних проявлений, взгляду извне, а в конечном счете – к ценности обусловлен как спецификой изучаемых предметов, так и логикой мышления. Ведь для того, чтобы что-либо изучать, сначала нужно знать, каким образом это делать. Вникнув в саму сущность предмета, необходимо дать характеристику его внешних проявлений, т.к. это будет способствовать соотнесению его с внешним миром, в т.ч. с человеческим восприятием, которое отразится в ценности. Данное в каком-то смысле кольцевое построение будет отражать три основных аспекта любого объекта изучения: 1. гносеологический (возможности, способы познания), 2. онтологический (сущность и явление), 3. аксиологический (ценность).

Методология исследования понятий «право» и «политика» имеет, несомненно, общие корни, т.к. само разделение государственно-правовой науки и политологии произошло сравнительно недавно, а особенно в нашей стране. Политическая теория выделяется в самостоятельную область знаний во второй половине XIX века.  До этого политика, право и государство изучались в рамках юридической науки. Недаром в отечественных вузах в настоящее время преподаётся история политических и правовых учений,  а также делаются попытки введения в школьный курс дисциплины «право и политика».  Взаимосвязь права и политики обусловила общность методов их изучения, среди которых

общенаучные: вычисление, наблюдение, эксперимент, абстрагирование, идеализация, формализация, индукция, дедукция, мысленный эксперимент;

смешанные: анализ, синтез, аналогия, моделирование, структурный и функциональный подходы;

специальные: статистический, конкретно-социологический, кибернетический, семиотический, семантический, контент-аналитический, герменевтический.

Но хочется отметить, что методы политической теории используются в их более широком содержании, т.к. политическая реальность несколько объёмнее государственно-правовой при соотнесении с обществом. Поэтому политология вбирает способы познания из таких наук как история, социология, психология, естествознание  и смежных более интенсивно, нежели теория государства и права.

Сущность как исходная внутренняя связь в объекте, определяющая его содержание, есть предмет споров как в отношении права, так и в отношении политики. Несмотря на это, мы решили в данной работе считать право совокупностью норм (устанавливаемых государством или идеальных), а политику – 1. деятельностью (актора на макроуровне или индивида на микроуровне), 2. совокупностью событий жизни общества, государства; 3. стратегией действий социального субъекта. Исходя из такого определения сущностных признаков, можем утверждать, что право и политика – относящиеся к классу несовместимости при отношении соподчинения по сущности понятия. Несмотря на это, их содержания рассматриваются автором как относящиеся к классу совместимости и находящиеся в отношении пересечения, т.е. содержание и объем их частично совпадают.

Характер внутренних связей элементов сущности права и политики обусловлен использованием большим количеством общих принципов и норм,  что порождает некую общность структуры и механизма. О нормативной структурированности, иерархичности права, особенно в объективном смысле, не приходится спорить. Сложнее дело с политикой, ведь принципы и нормы, которыми она руководствуется, не всегда формально определены и закреплены официальных документах. Чаще всего содержатся они в политических взглядах, идеях мыслителей и реальных политиков.  В политике  к тому же нет соподчинённости норм, что обусловлено множественностью субъектов, которые являются их источником как в данный момент, так и в разные исторические периоды. В противоположность этому, в праве источник норм один – государство, которое издаёт их и санкционирует.  Это позволяет говорить о своего рода конкурентной среде с меняющейся исторической конъюнктурой в политике и о государстве как суверенной монополии на протяжении всего существования права. Однако, несмотря на форму, содержание их таит в себе такие общие принципы как гуманизм, демократизм, плюрализм, свобода, справедливость. Различие проявляется в специальных принципах права (например, коллегиальность, гласность, свобода труда и пр.) и политики (нейтралитет, компромиссность и пр.). Несомненна связь регуляторов политико-правовой сущности с ценностным аспектом, а точнее – их целями и функциями.

Принципы и нормы права и политики определяют характер их внутренней структуры. При этом регуляторы права в большей степени определяют бытие политики, нежели наоборот, хотя и не проникают во все её сферы (моральную, этическую и др.). Если представить себе структуру этих двух сущностей в виде некоторой упрощенной схемы, то можно выделить тем самым основные её общие компоненты: 1. субъект, 2. объект, 3. отношение. Небезызвестный факт, что в праве субъектом может являться физическое или юридическое лицо (государство, его органы, организация и общественная организация), социальная общность,  а в политике – индивид и актор (государство; специально организованный субъект политики; индивид не как их участник, а самостоятельно). Тем самым мы видим, что субъекты в праве и политике в большинстве своём одинаковы фактически, но разнится их формально-закреплённый и научно-теоретический статус (кроме государства) – к примеру, «индивид» в политике и «физическое лицо» в праве. Но вот юридическое лицо не всегда есть партия, это может быть и фирма, и фабрика, и другая структура, которая не является обычно субъектом политики. Также хочется отметить двойственность значения термина «индивид» в политике и его однозначность в праве.

Объектом в праве являются материальные (вещи, предметы, ценности и др.) и нематериальные ценности (жизнь, здоровье, услуги и др.). В принципе, в политике то же самое является предметом деятельности, но особенность в том, что чаще, чем в праве объектом может быть сам политический актор.

Отношение, возникающее между субъектом и объектом, именуется соответственно правоотношением и политической деятельностью (иногда поведением).

Суть в том, что надо учитывать всё многообразие современной реальности, чтобы объективно сопоставить политико-правовые субъекты, объекты и их связи. При этом приходится абстрагироваться от понятия «право», сводить его к правоотношению, следуя по стопам социологической концепции. Ограничиваясь частнотеоретическими задачами сравнительного анализа, мы не претендуем на полноту раскрытия данных аспектов проблемы, а приводим лишь некоторые иллюстрации, раскрывая сущность соотношения элементов в структуре права и политики.

По отношению к пространству сущности этих понятий имеют близкий характер, заключающийся в повсеместности их действия в любом развитом человеческом обществе. Однако такие свойства политики как универсальность (способность сознательно изменять количество субъектов), инклюзивность (способность проникать в другие сферы жизни общества), сочетаемость (способность соотноситься с другими неполитическими явлениями)  в меньшей мере свойственны праву в объективном смысле, что должно быть предопределено его связанностью естественными правами человека. Также это кроется в том, что источником регуляции в обществе выступают не только нормы права, но и морали, религии, и др. Особо хотелось бы отметить деятельный характер политики, что предусматривает большую динамику, чем в статичном явлении – правовой норме.

Ко времени право и политика во всех их интерпретациях имеют одинаковое отношение. Оба эти понятия динамичны, т.е. их содержание претерпевает некоторые изменения с его течением.  Однако хочется оговориться: право у ранних представителей естественно-правовой школы представлялось как статичная субстанция, которая фактически-содержательна.  И право и политика имеют некую историческую точку отсчёта, т.е. возникают в определённый период.

Явление как проявление вовне сущности права и политики включает в себя конкретное время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее, как указано выше, подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и внешним миром. Говоря о времени и месте их возникновения, мы сразу погружаемся в многовековые споры, которые велись мыслителями со времён античности. Несмотря на давность, этот вопрос не потерял актуальности и исследуется поныне, т.к. от возникновения права и политики зависит их легитимность, а значит, и их социальная эффективность, способность удовлетворить запросы населения.  Современная теория государства и права и теория политики также не дают однозначного ответа на этот методологически важный вопрос. При этом нельзя не вспомнить слова Шершеневича: «Не то важно, каково было в действительности государство, а как найти то происхождение, которое способно было бы оправдать заранее предвзятый вывод».  Сложности вызывали и объективные причины, о которых уже говорилось в первой главе. По мнению профессора Мухаева, появление политики как деятельности акторов связано с обособлением человека на основе частной собственности. Теории генезиса права в отечественной науке черпают вдохновение, прежде всего, из трудов Ф. Энгельса, К. Маркса и В.И. Ленина, заслуга которых в материалистической детерминации происхождения этого явления. Согласно этим представлениям, право возникает с появлением расслоения, являясь возведённой в закон волей класса эксплуататоров. Современные представления,  правда, несколько «смягчились», однако социально-экономическая детерминация генезиса права не ушла на задний план. Таким образом, можно сделать вывод о том, что политика произошла раньше права, т.к. была возможна в догосударственном обществе. Проиллюстрировать это можно на примере войны между двумя соседними племенами при первобытнообщинном строе, ведь вооружённый конфликт – это уже деятельность, при которой используется власть политическая, а следовательно – это ещё и политика на уровне специально организованных акторов (войска в данном случае). Политика как деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних и внешних функций могла появиться соответственно только после государства и права. Если же рассматривать право в широком понимании, то можно утверждать, что оно произошло гораздо раньше, чем всё остальное, – с рождением человека. Таким образом, вопрос происхождения права и политики прежде всего связан с тем, что именно понимать под этими терминами. Согласно мнению представителей марксизма-ленинизма, данные понятия имеют место только в классовом обществе и, следовательно, отомрут с построением коммунизма.  Высказывались в науке и мнения, что спор о происхождении государства и права бесплоден: так, к примеру, считал И. Сабо.  Ответ на вопрос места возникновения права и политики кроется в решении задачи, какое же государство возникло первым. Согласно распространённым взглядам, которые легли в основу современного юридического образования, это территория современного Египта,  т.е. северо-восток Африки.

Характер внешних отношений права и политики – самый сложный вопрос сравнительного анализа этих явлений. Это обусловлено, прежде всего его объёмностью, вытекающей из многогранности сфер пересечения. Прежде всего необходимо выделить основания для сопоставления: 1. человек, 2. природа, 3. общество, 4. вещный мир.

Индивид, являясь субъектом общественных отношений, может становиться и их объектом. Политика и право в значительной степени зависят от субъективных предпочтений человека,  его психофизического состояния, качеств. Сторонники методологического персонализма считают, что именно личность и есть тот самый узел, на котором завязана общественная жизнь. Тут нельзя не вспомнить некоторых харизматичных политиков, которые буквально творили историю: Владимир Святой, Святослав Владимирович, Пётр Великий, Иван Грозный, Ленин, Сталин. В противовес такому пониманию выступают сторонники имперсонализма, утверждая, что когда покидается личностное начало, возникает политика,  а следовательно и право, т.е. сила данных индивидов в том, что они просто угадывают общественные настроения.   В любом случае крайность данных позиций – не повод отказываться от органичного слияния этих разнополюсных мнений в теориях о многогранной детерминации.

Факт влияния на личность права и политики в основном не вызывает сомнения, споры ведутся только по поводу его пределов. Право управомочивает, предписывает и запрещает индивиду определённые действия.  Политика на микроуровне вводит индивида в определённую поведенческую среду, где всё подчинено неким нормам; на первом подуровне макроуровня личность вообще является непосредственным актором, что накладывает на неё ответственность как на самостоятельного субъекта. Нельзя не вспомнить слова профессора Матузова о том, что «если вы не будете заниматься политикой, то политика займётся вами».  Действительно, в современном обществе политика – явление всепроникающее, и роль её растёт;  в этом количественном показателе есть одно из её отличий от права, которое регулирует не все сферы жизни общества, хотя при тоталитарных режимах и делались такие попытки.

C соотношением личности, права и политики непосредственно связаны такие понятия как политико-правовые статусы и роли. Особое место в данном триумвирате занимают естественные права человека, при этом нельзя забывать и об обязанностях, роли принуждения, насилия  и их различии в данном вопросе.

В рамках общества сосредоточено наиболее сложные проявление права и политики, т.к. любая цивилизация характеризуется сложным устройством социума. Рассматривая этот триумвират, целесообразно разделить общество на три четыре условных системы: 1. экономическую, 2. социальную, 3. духовную, 4. политическую. Заметим, что право в большей степени относится к последней, являясь частью нормативной подсистемы,  хотя и затрагивает все остальные. Рассматривая экономическую сферу, мы определённым образом включаем туда и природу, и мир вещей, поскольку в рамках теории государства и права рассмотрение их вне такой связи теряет предметность, уходит в сторону социальный характер этой науки. Тем более, что институт собственности и в экономике, и в политике, и в праве – тот узел, в котором теснейшим образом переплетены эти явления, «ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью».  Кроме того, имущественное положение определяет расслоение общества на классы, что, по мнению представителей марксизма с сыграло решающую роль при возникновении, становлении, развитии и отмирании общественных формаций, а следовательно, и типов государства, права и политики. Ведь дело в том, что на экономике завязаны потребности, которые движут человеком в политике и выражаются как соотношение воль индивидов в праве. В таком процессе своего рода арбитром служит государство, ресурс для власти которого – всё то же производство.

Триумвират с социальной сферой в праве и политике оформлен неоднозначно. Это можно объяснить социальной ориентацией права в большей степени, чем политики, которая является, как правило деятельностью по выражению узкогрупповых интересов. Но, складывая волю различных субъектов, она способствует тому, что право становится средством социально-политического компромисса.  К тому же источником политической мотивации служат разнонаправленные и взаимные интересы различных страт, классов, этносов. Политика и право влияют на социальную сферу, разрушая и формируя новые группы. К примеру, апартеид в ЮАР, лишенцы и изгнанцы, пострадавшие от «классовой борьбы» в СССР, формирование среднего класса, борьба с безработицей – яркие тому иллюстрации.

Триумвират с духовной сферой в праве и политике также оформлен неоднозначно. Ценности, идеалы, идеи в большей степени подвергают воздействию политику как динамичное явление. Тем не менее, они находят своё отражение и в праве, хотя опосредованы с одной стороны активностью политических акторов, с другой – относительной консервативностью государства, которая должна служить тормозом деструктивных революционных поветрий. Наиболее оптимальный баланс возможен лишь при идеологическом плюрализме,  демократическом режиме. Образование призвано косвенным, но решительным образом влиять на право и политику, прежде всего подводя рациональную, а не эмоциональную почву под эти явления. Ведь порой величайшие цивилизационные конфликты могли быть разрешены мирным путём, обладай люди высоким уровнем правовой и политической культуры, основанной на знании прежде всего. Такие формы общественного сознания как мифология, религия, мораль, искусство и др. также несомненно подвержены воздействию права и политики, но всё же в большей степени сами оказывают на них влияние, при этом роль их заметно ниже в светских государствах.

Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении). Данный аспект, несомненно, тесно взаимосвязан с предыдущими и в какой-то мере их детерминирует. Сразу хочется отметить проблему динамики  как фактор перемены ценностей с течением времени, обусловленную объективными и субъективными факторами. Цели и задачи права и политики – в обеспечении нормального функционирования общественного организма,  а значит и жизни человека, и бытия природы, и гармонии вещей. В этом вопросе как ни в каком другом проявляется единство  права и политики. Однако за единством целей и задач кроется некоторое различие в специальных назначениях этих понятий. Регулятивная функция в одинаковой мере присуща как праву, так и политике, однако охранительная и восстановительная – спорный вопрос. Хотя в некоторых ситуациях (война, революция и т.д.), политика брала на себя несвойственное ей назначение, попирая законы. Деление функций по субъекту государственной власти порождает законодательную, исполнительную и судебную функции права.  Такая совокупность назначений свойственна только макрополитике на национальном уровне, ибо в каждом действии государства есть политика (в свете чего можно охранительную и восстановительную функции присвоить и политике). Выделение внешних (общесоциальных) назначений связано с реализацией внешних связей права и политики как явлений, о чём говорилось выше. Поэтому сразу подытожим: общественные функции права и политики различаются скорее количеством, нежели качеством, т.к. отличны лишь степенью проникновения в жизнь социума.

Вопрос взаимодействия права и политики, по словам профессора Н.И. Матузова, принадлежит к числу вечно актуальных.                                                Нельзя не согласиться с этим мнением. Достаточно вспомнить историю России ХХ века со всеми её войнами, революциями, путчами и т.д., где налицо конфликт права и политики. Чтобы дать ответ на вопрос о том, что же важнее или что первично, нужно сначала проникнуть в механизм их взаимодействия. Хочется напомнить, что во второй главе мы анализировали характер внешних отношений права и политики, не вдаваясь в саму суть отношений непосредственно между этими понятиями. Пришло время восполнить этот пробел.

Начать необходимо с воздействия на право (в позитивном понимании) политики, т.к. мы выяснили, что она возникает раньше. Хочется напомнить, что политика (макроуровень) есть деятельность, направленная на реализацию интересов, а следовательно, предполагает определённую конкуренцию. Средством, разрешающим противоречия, возникающие в ходе такого процесса, являются референдум и выборы в органы государственной  власти, ибо именно государство служит особым институтом, призванным гарантировать разумный баланс интересов. Выборы и референдум, согласно Конституции, есть высшее непосредственное выражение власти народа.  Они облекают политическую борьбу в цивилизованные формы, способствуя бесконфликтному разрешению проблем и противоречий. Институты представительных органов и местного самоуправления являются важнейшими механизмами воздействия народа на государственную власть, и особенно на правотворческий процесс. Последний выступает одной из форм выражения политики. От его качества непосредственно зависит эффективность правовой политики государства.  Но названные формы взаимодействия права и политики возможны только в подлинно демократическом правовом государстве с развитым гражданским обществом.

В современном мире приобретают новые формы и усиливаются тенденции воздействия глобальной политики на суверенное государство, а значит и право. Примером этому могут служить вооружённые конфликты последних десятилетий Соединённых Штатов Америки с Ираком, Афганистаном, вмешивание во внутренние дела Югославии, Ирана. А развал ОВД, затем СССР не были ли прелюдией к такому повороту событий как «бархатные революции» в странах СНГ?  Не являются ли они результатом имперской политики США? Ведь вмешивание стран Запада в дела Украины, Грузии, Киргизии, а сейчас и Белоруссии тоже политика, но международная.

О внутренней политике и говорить не приходится. Достаточно вспомнить и идею большевиков о примате политики над правом и те беззакония, которые творились под сенью такого волюнтаризма во время Гражданской войны, сталинских репрессий. Да и становление современной России окутано целым рядом попраний политикой права, самый яркий пример которому – антиконституционный раздел СССР.

В механизме реализации внутренних функции государства хочется особо отметить его стержень – правовую политику. Понимание данного термина не ограничивается единственным значением. Приведём основные из них:

1.                                               Комплекс целей (идей, мер, задач, программ, принципов, установок), реализуемых государством в сфере действия права и посредством права.

2.                                               Прикладная наука, призванная оценивать действующее законодательство и способствовать выработке более совершенного права.

3.                                               Политика, которая соответствует идеалам права, т.е. оценочная характеристика политики некоего субъекта.

Первое определение, собственно, и отражает тот важнейший механизм воздействия политики на право, который, чтобы быть легитимным, должен соответствовать, по крайней мере, двум параметрам: 1. субъективно отличаться высоким качеством (хорошей юридической техникой, логичностью и пр.), 2. объективно соответствовать «воле большинства, но с учетом интересов меньшинства».  В свете современной российской действительности учёные выделяют такие приоритеты правовой политики как: 1. установление прагматичной модели взаимоотношений между государством и правом, 2. устранение разрыва между теорией и практикой прав человека, 3. наведение порядка во власти, 4. преодоление правового нигилизма и идеализма, 5. конституционные реформы по выравниванию перекосов в системе разделения властей,  6. совершенствование федеративных отношений и региональной политики, 7. повышение роли и авторитета судебной власти, 8. перестройку юридического образования и кадровой политики с целью отбора лучших специалистов и др.

Зачастую в политической игре используются нецивилизованные методы борьбы, которые неэтичны, аморальны: демагогия, популизм, лоббизм и т.д. Последний очень деятельно распространяется на почве неразвитого права, пуская в него разрушительные корни. В России он проявляется в трёх ипостасях: 1. олигархический, 2. региональный, 3. иностранный. Первый тип способствует внедрению в право узкогрупповых интересов, как правило, состоятельных лиц, стремящихся к большему богатству. Региональный лоббизм отстаивает и возводит в закон амбиции отдельных субъектов РФ, при этом ущемляя и попирая права остальных. Иностранный тип способствует лоббированию интересов других государств, заграничных компаний, ставя под угрозу суверенитет и национальную безопасность.  Профессор А.В. Малько выделяет также ведомственный тип.  Само понятие «лоббизм» может использоваться и в позитивном смысле, т.е. как деятельность, направленная на отстаивание своих и чужих интересов, но в рамках права, а не за счёт подкупа, угроз и т.д.  О демагогии и популизме хочется заметить, что эти явления отрицательно влияют в обществах с низкой политической культурой, в которых только начинается становление демократии.

Существуют и более изощрённые способы влияния политики на право, такие как война, террор, экстремизм, революция, восстание, бунт, мятеж, путч и др.  Скорее, это процессы, влияющие на государственную власть, но фактически они оказывают опосредованное и, как правило, разрушительное воздействие на право.

Таким образом, мы убедились, что политика может влиять на право как конструктивно, закрепляя в нём интересы общества, так и деструктивно, попирая принцип законности и нарушая тем самым субъективные права личности. Мы здесь намеренно не рассматривали право в широком понимании, т.к. по своей сущности оно не детерминируется политикой, а от неё зависит лишь реализация его в законе.

Воздействие права на политику не менее интенсивно. В законах фиксируются основные принципы завоевания, использования и передачи политической власти.  Политическая борьба требует правового закрепления существующих политических сил, их институционализации. Институционализация как процесс создания такого механизма отражения воли определённой части общества, при котором партии, движения и др. существуют в чётко выраженной форме, действуют в соответствии заявленными лозунгами, а особо – с собственными уставами и программами,  играет важную роль в становлении подлинно демократического государства.

Особое место в большинстве развитых стран в иерархии нормативно-правовых актах занимает конституция, которая фиксирует основные параметры общественной жизни: права человека, форму государственного устройства, органы власти и т.д. Например, Конституция РФ закрепляет такие политические институты как органы государственного и местного управления.  В связи с ростом влияния политики на жизнь общества, при этом с параллельным увеличением «подковёрных», «закулисных» тактик игры,  в современной России назрела необходимость совершенствования политического права, подотрасли конституционного.  Государство борется с лоббизмом, усиливающимися монополиями (как в экономике, так и в политике) посредством издания норм, которые бы обеспечивали его суверенитет. Иногда такая борьба доходит до полицейского режима с отсутствием или подавлением оппозиции. К примеру, это правовая система Российской Империи конца XIX века с её проникновением практически во все сферы жизни,  а также законы СССР практически на всём периоде его существования. Но всё же право с его, в некотором смысле, консервативностью способствует смягчению социальных бурь, поступательному, а не революционному течению политики.

Таким образом, можно сделать вывод, что право может оказывать на политику как прогрессивное воздействие, способствуя согласованию общественных интересов в цивилизованных рамках, так и негативное, связывая руки неугодным государственной власти оппозиционным политическим силам, ставя их «вне закона» и даже уничтожая их.

Обобщая взаимодействие права и политики, необходимо выделить два основных типа: 1. консенсус, 2. конфликт.  Первый основан на согласии, возможности ликвидации или сведения к минимуму противоречащих требований, сосредоточении внимания на компромиссных моментах. К этому типу можно отнести такие формы  взаимодействия права и политики как демократические выборы, референдум, поступательная модернизация посредством реформ, честная политическая конкуренция, правовая политика государства с учётом мнения меньшинства, наличие конституции с признанием прав и свобод человека и т.д. Конфликтный тип основан на конфронтации сторон, подавлении несогласных силой. К этому типу можно отнести такие формы взаимодействия права и политики как саботаж, мятеж, переворот, путч, революция, война, терроризм и т.д. Опасность такого рода явлений для жизни общества подтверждена многовековым опытом. Парадокс заключается в единстве противоборства и консолидации данных явлений общественной жизни.

Характеристикой соотношения конфликтного и консенсусного типа взаимодействия права и политики служит государственный режим. Именно этот показатель отражает реальный баланс конфронтации и согласия в обществе. Заметим, что понятие «режим» тесно связано с характером соотношения права и государства. Поэтому прагматическая модель, предложенная профессором Н.И. Матузовым, как нельзя кстати отражает тот достижимый идеал, к которому следует стремиться России в ближайшее время. Являясь «золотой серединой» между тоталитарно-этатистской и либерально-демократической моделями, государство такого типа «создает право, но считает себя связанным им, подчиняется ему, т.е. самоограничивается во имя общего блага».

Особое место государства в политической системе предопределено его уникальностью, ибо оно опосредует триумвират политика – власть – право. Только эта организация политической власти является носителем суверенитета, а значит выступает в качестве единственного официального представителя всего народа, объединяемого в пределах его территориальных границ по признаку гражданства, обладает специальным аппаратом управления и принуждения, а также монополией на правотворчество, определяет основные направления развития страны, представляет её на международной арене.  Именно государству предопределено решать, каким будет соотношения конфликта и консенсуса в политико-правовой действительности. От этого зависит, будет ли использован конструктивный диалог, или всё опять решит сила и волюнтаризм. Применительно к современному состоянию государственности в России хочется заметить, что «сла¬бо развита культура компромисса, не существует принципиального согла¬сия между ведущими политическими силами по поводу преодоления эко¬номического кризиса и реформы политической надстройки».  Это выражается в разногласиях по поводу инфляции, использования стабилизационного фонда, отношений со странами СНГ, необходимости местного самоуправления и т.д. Однако положительные сдвиги имеются, особенно за последние годы. Это проявилось в приведении конституций и уставов субъектов РФ в соответствие Основному закону, реформах в исполнительной власти, создании Общественной Палаты и т.п. Последний факт, несомненно, является качественно новым этапом в формировании гражданского общества в России.

Заключающий этап в решении проблемы взаимодействия права и политики – ответ на вопрос их соотношения, иными словами говоря: «что же первично?». Начать нужно, конечно, с того, что оценка этих явлений преходяща, т.е. меняется с течением истории.  Поэтому, критикуя взгляды предшественников, нужно учитывать те объективные причины, которые могли их вынудить дать определённую интерпретацию.

Сама постановка вопроса предполагает, судя по его категоричности, два возможных ответа. Действительно, данную проблему пытались решить именно так. Однако несомненно, что из-за погрешности от предела абстрагирования можно утрировать этот сложный вопрос, предполагающий неоднозначный ответ, или даже систему ответов. Ведь понятийное мышление предполагает некую отвлечённость от несущественных признаков, что может породить простое решение сложной проблемы, которое, если и не будет неверным, то будет неполным, излишне категоричным.

Несмотря на такие обстоятельства, многие юристы, политологи, философы, историки, публицисты и прочие мыслители пытались «рубить сплеча», т.е. давать категоричный ответ. К примеру, в советской идеологии явный перекос наблюдался в сторону политики: право было лишь её рычагом, атрибутом, который отомрёт с построением коммунизма. Пример тому – слова большевистского идеолога Д.И. Курского, написанные им в первой четверти ХХ века: «Мы за то, чтобы в праве на первом месте стояла политика, чтобы она довлела над правом, ибо она ведёт вперёд».  Другой пример – хрестоматийные слова В.И. Ленина о том, что «закон есть мера политическая, есть политика».  Такая интерпретация соотношения права и политики породила фактически стравливание различных частей общества друг с другом, что именовалось на официальном уровне не иначе как «усиление классовой борьбы по мере продвижения к коммунизму».

Мысль об определённом превосходстве политики над правом, конечно, обоснованна, ибо оно является средством реализации политики, средством компромисса.  Ведь воздействуй право больше на политику, чем наоборот, не было бы развития цивилизации, так и жили бы мы по законам Хаммурапи. Политика, несомненно, была двигателем прогресса, той цепью отрицаний отжившего на протяжении всей истории человечества. Но трактование политики только как деятельности государства неминуемо приводит к деспотии, тоталитаризму, разрушительным последствиям, что можно наблюдать на примере сталинских репрессий, фашистского режима в Германии. Ибо в таком случае право не является разумным консенсусом, а диктуется государством по усмотрению власть предержащих.

Наиболее убедительными представляются взгляды французского учёного-правоведа П. Сандевуара, содержащие в себе тезисы о том, что объективно политика доминирует над правом, но не надо этим ограничиваться. «При определённых условиях политика может и должна подавляться правом или, по крайней мере, подчиняться праву, находиться в зависимости от него». Аналогичных взглядов придерживается и С.Н. Кожевников. Развивает данную мысль и  Н.И. Матузов; дополняет М.Н. Марченко, говоря, что право частично включено в политическую жизнь общества.

Профессор В.С. Нерсесянц утверждает, что «примат права над политикой – это нормальная ситуация, которая должна быть характерной для всех цивилизованных государств».  И действительно, если понимать право в широком смысле, то тогда нельзя с этим не согласиться. Но это лишь формально-содержательный идеал, к которому только следует стремиться. На практике, по мнению профессора Н.И. Матузова, это недостижимо.  При этом стоит помнить об опасностях, которые могут таиться под предлогом несоответствия законов этим ценностям.  Если рассматривать политику как совокупность событий общественной жизни, то можно констатировать взаимную обусловленность рассматриваемых нами понятий, т.к. социальные явления, несомненно, детерминируют право, отражающее интересы народа. В свою очередь, законы формируют определённые отношения в социуме.

В контексте данной работы право рассматривалось, в основном, в позитивном смысле, а политика – как деятельность на макроуровне. Таким образом, соотношение данных понятий, по мнению автора, должно предполагать два основных постулата:

1)                                               право есть важнейший, компромиссный способ реализации политики;

2)                                               право должно ограничивать политику, вводя её в определенные цивилизованные рамки, исключая конфликт и способствуя консенсусу.

Исходя из вышеизложенного, мы выяснили, что понятие «право» может употребляться в трёх значениях:

1.                                               как система социальных норм, которые устанавливаются или санкционируются только государством;

2.                                               как совокупность идеальных возможностей, существующих независимо от посторонней воли у каждого человека;

3.                                               как устанавливаемая или санкционируемая только государством возможность субъекта совершать определённые действия.

Таким образом, существует два основных типа правопонимания: позитивистское (первое определение) и широкое (второе определение). Определяя по-разному сущность права, их сторонники сходятся во мнениях по поводу субъективного смысла, а также некоторых аспектов выражения, ценности. Это выражается, в частности, в признании единства социального назначения. Заметим, что для теории и практики важно использовать симбиоз лучших достижений каждого подхода.

Политику, как выяснилось, толкуют также в нескольких ипостасях:

1.                                               как участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2.                                               как деятельность акторов (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3.                                               как совокупность событий жизни общества, государства.

4.                                               как стратегию действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Данные определения в принципе не имеют одинаковой сущности, поэтому в равной мере используются, не споря за приоритет, ибо дополняют друг друга и отражают разные грани мира политического. Сложности заключаются лишь в делении макрополитического уровня на подуровни по характеру участвующих акторов. Вообще, определение политики как деятельности на макроуровне наиболее значимо для теории государства и права в связи его масштабностью.

Рассмотрев и сравнив понятия «право» и «политика» в трёх основных аспектах, мы пришли к выводу, что общность и взаимосвязь их несомненна. Различия кроются лишь в сущностном срезе онтологического фактора. К всему прочему, небольшие количественные, но не качественные особенности права и политики просматриваются в них как в явлении, а также в гносеологическом и аксиологических аспектах.

Воздействие политики на право выражается в различных формах, таких как: референдум и выборы; правотворческий процесс; внутренняя политика государства, а особо правовая политика; лоббизм; демагогия, в т.ч. популизм; глобальная политика, в частности война, интервенция; террор, экстремизм, национализм; сепаратизм; революция, восстание, бунт, мятеж, путч и др.

Тем не менее, существует и обратная зависимость: право воздействует на политику. Это выражается в таких формах, как: закрепление существующих институтов и отношений в конституционном и иных актах; их охрана; создание новых политических институтов и отношений; их ликвидация и др.

Таким образом, существует два основных типа взаимовоздействия права и политики: конфликт и консенсус. Особое место в данном балансе занимает государство, основной политический институт общества. Оно регулирует соотношение конфронтации и согласия, реализуя свои функции. Качественной, сущностной характеристикой триумвирата «политика – государство – право» в свете соотношения конфликта и консенсуса служит понятие «государственный режим».

Вопрос соотношения права и политики решается в рамках этой работы неоднозначно, предполагая двунаправленность их взаимодействия:

во первых, право есть важнейший, компромиссный способ реализации политики;

во-вторых, право должно ограничивать политику, вводя её в определенные цивилизованные рамки, исключая конфликт и способствуя консенсусу.

Основываясь на законах диалектики, из вышеизложенного можно вывести такую формулу:

Общество как единство и борьба противоположностей является источником политики как отрицания отрицаний; данный процесс развития должен приводить к переходу количественных изменений права в качественные.

 

Несмотря на то, что ранее говорилось о неком единстве мнений по поводу определения понятий «право» и «политика» в системе категорий теории государства и права (см. Введение), это утверждение сколько справедливо, столько же и относительно. В современной науке по-прежнему существуют различные концепции и направления, что обусловлено целым рядом объективных и субъективных факторов.  Но эти школы и течения, несмотря на всю их противоположность взглядов, имеют и некоторые точки соприкосновения, иногда даже частично совпадающие взгляды на тот или иной вопрос. Это выражается, в частности, в выделении некоторых формальных признаков, принципов, структуры систем и подсистем права и политики. Вообще, «любая отдельно взятая теория представляет собой субъективный взгляд её приверженцев на  объективные процессы».

К объективным причинам существования различных теорий можно отнести, во-первых, сложность изучаемых объектов. Это выражается в ограниченности предела абстрагирования, в физической невозможности в большинстве случаев полноценного эксперимента и вычисления, в длительности становления изучаемых институтов, в диалектическом характере этого процесса, а также самого объекта. Во-вторых, это удалённость во времени самого процесса возникновения, развития, функционирования и отмирания этих институтов в определенных конкретно-исторических типах общества. Это выражается в невозможности наблюдения указанных явлений, в малом количестве источников, а также в самом характере этих источников.

Следующая группа факторов – субъективные. К ним относится, прежде всего, авторское мировоззрение, сообразуясь с которым, он ставит конкретные цели и задачи, использует определённую методологию для их достижения.

Некоторые факторы необходимо выделить в промежуточную группу так называемых двойственных, «субъективно-объективных» причин.  Во-первых, это конкретно-историческая детерминация сознания и поведения автора.  Это выражается как в формировании у него определенных ценностных, поведенческих и познавательных ориентиров под воздействием общественного сознания, господствующей идеологии, экономического базиса  и т.д., так и в возможности использовать накопившиеся, а также непосредственно накоплять  определённые факты (что обусловлено уровнем развития науки). Во-вторых, это физиолого-генетическая детерминация сознания и поведения автора. Это выражается в различных  интеллектуальных способностях, которые формируются под воздействием здоровья и происхождения человека.

Для того, чтобы определить понятия «право» и «политика»  в системе категорий теории государства и права, необходимо выделить совокупность признаков, раскрывающих их содержание.  Хочется отметить, что «раскрытие сущности входит в само определение любого предмета и без этого вообще невозможно вести разговор о его функциях, значении, существовании»,  к тому же «постижение сущности предмета составляет задачу науки».  В свете вышеизложенного важнейшая задача современной теории государства и права состоит в выделении существенных объективных признаков из этих разноплановых мнений, в формировании непредвзятого отношения к понятиям, обозначающим важнейшие общественные институты, такие как право, политика, государство и др.

По мнению М.Н. Марченко, проблема определения понятия «право» – одна из наиболее важных в юридической науке. При этом нельзя не заметить, что любое толкование отражает правовую действительность, но в разной мере.  Сложность или невозможность найти универсальное для всех эпох определение подталкивает рассмотреть основные исторические и современные концепции, школы, течения, направления, видящие его сущность под разным углом, а порой – с разных позиций, а затем на их основе вывести признаки понятия «право».

Естественно-правовые концепции, имеющие длительную историю, объединяют в себе труды Г. Гроция, Т. Гоббса, Ж.-Ж. Руссо, Ш. Монтескье, М.Ф. Вольтера, Н. Радищева, С.Е. Десницкого, Маритена и др. Суть их сводится к разделению понятий «право» и «закон». Первое, по их мнению – «совокупность высших нравственных ценностей (свобода, равенство, справедливость)»,  которая принадлежит человеку от рождения.  Кроме того, естественное право – неизменно, «что согласно с природой общества разумных существ».  Прогрессивность такого правопонимания, признание за человеком его неотъемлемых прав и свобод а также допущение возможности несоответствия этих идеалов реальному позитивному праву (закону) сыграли свою роль в развитии теории государства и права.  Однако прямое отождествление права и морали, противопоставление писаного и естественного права (при преувеличении подчас роли последнего), а также утверждение о несменяемости «высших норм» и неодинаковое их понимание привели к бесперспективности   развития теорий естественного права.

Историческая школа права основана немецкими и австрийскими юристами: К.Ф. Савиньи, Г.Ф. Пухтой, Г. Гуго, Шталем и др. Её представители считали право выражением «народного духа»,  формирующегося постепенно, независимо от государства. Они отрицали необходимость и роль государства в формировании этого явления.   Данная теория справедливо отмечает, что обычай действительно предшествует праву, что последнее формируется под воздействием общественных условий, которые не должен игнорировать законодатель. Но данное правопонимание приводит к сведению источников права к одному лишь правовому обычаю, при этом не отводится места для прецедента и законотворчества. Также неоправданно отрицается роль государства в создании правовых норм – оно, по мнению сторонников этой теории, лишь санкционирует их.

Реалистическая школа права основана Р. Иерингом на рубеже XIX-XXвв. Он определяет это понятие как «защищенный государством интерес», принадлежащий не волеизъявителю, а самому пользователю. Являясь необходимым инструментом организации, поддержания и сохранения общества, оно сочетает, по мнению Иеринга, связь с государством, единство и изменчивость, неразделимость прав и обязанностей, отрицание произвола (возможности принуждения негосударственными организациями). Несмотря на весомый вклад в теорию государства и права, эта теория имеет недостаток, утверждая, что право должно быть завоёвано силой.

Материалистическая теория права разработана в трудах К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Марксистско-ленинское учение видит сущность права в его социально-экономической обусловленнсти, при этом оно не может превосходить по уровню культуру данного общественного строя. Представители этой теории считали, что право характерно только классовому обществу, и оно должно объективно отмереть с победой коммунизма, когда «соблюдение социальных норм станет естественной привычкой».  Несомненны достижения материалистической концепции для теории государства и права. Во-первых, это признание значительной роли экономического базиса в формировании права, их взаимосвязи. Во-вторых, это подтверждение значительной роли государства как источника права. Но существуют и недостатки, которые выражаются в гипертрофировании вышеуказанных положений (особенно в трудах так называемых последователей К. Маркса и Ф. Энгельса). Особое место занимает преувеличение роли классовой борьбы в развитии права, доведённое до абсурда во время сталинских репрессий, а также постулат о «неравном масштабе к различным людям» в условиях социалистического общества.

Социологическая юриспруденция разрабатывалась Э. Эрлихом, Г. Канторовичем, С.А. Муромцевым, Г.Ф. Шершеневичем, Р. Паундом. Представители данной концепции определяют право как систему правоотношений, т.е. реальное поведение людей, регулируемое правом.  Особое место в понимании этой теории отведено противопоставлению «права в книгах» (закона) и «права в действии» (собственно права).  Указывается также, что оно «является одним из способов контроля за поведением людей, наряду с религией, моралью, обычаями, домашним воспитанием и др.».

Теория солидаризма является одной из разновидностей социологического направления. Основной её представитель – французский юрист Л. Дюги, который считал, что объективное право составляют правила социальной солидарности, которым должны подчиняться личность и государство. Оно же служит той уравновешивающей силой, которая обеспечивает нормальное развитие общества.

Данные две теории наполняют социальным содержанием право, выражая при этом некоторые идеи правового государства. Их недостаток заключается в смешении понятий «право» и «правоотношение», а также в подмене его сущности социальным назначением.

Психологическая концепция права разрабатывалась Л.И. Петражицким, Г. Тардом, Мэриллом, Россом, Рейснером, Элиотом Дьюи и др. Представители этого направления считают право «императивно-атрибутивным (обязательно-притязательным) переживанием людей».  При этом его возникновение, развитие и функционирование связывается напрямую с эмоциональными переживаниями человека. Недостаток такого правопонимания кроется в смешении понятия «право» и «правосознание», а также в непризнании приоритета позитивного права.

Нормативистская теория права разрабатывалась в трудах Р. Штаммлера, П.И. Новгородцева и Г. Кельзена. Суть права, по мнению, её представителей, заключается в том, что оно есть совокупность норм, осуществляемых государством в принудительном порядке.  К тому же право является своеобразной пирамидой, во главе которой стоит некая «суверенная норма», определяющая содержание остальных. Кроме того, данная теория предусматривала изучение права «в чистом виде», т.е. вне связей с другими отраслями знаний, т.к. в ином случае, по мнению нормативистов, происходит смешение правовой науки с идеологией.  Признание необходимости структурирования и иерархической соподчинённости правовых норм, идея зависимости государства от права (при этом утверждалась их тесная взаимосвязь), а также, в конечном счёте, выделение основных формальных признаков сделали эту теорию основой современного правопонимания для большинства российских правоведов. В частности это выражается в использовании определения права как «системы общеобязательных, формально определённых норм и т.д.» Однако эта теория не является исчерпывающей для российской и мировой науки, она лишь служит отправной точкой для многих изысканий. Главный недостаток её, по мнению профессора М.Н. Марченко, – излишний прагматизм.

Обобщая вышеизложенные теории, учёные выделяют два основных типа правопонимания: легистское и юридическое, которое, в свою очередь, распадается на естественно-правовой и либертарно-юридический подходы. Суть первого типа в том, что право – система писаных (позитивных) норм, устанавливаемых или санкционируемых государством. Суть естественно-правового подхода в том, что естественное право является некими «высшими» нормами, присущими всему живому от рождения, и противостоит позитивному. Сторонники же либертарно-юридического подхода считают, что право есть бытие и нормативное выражение принципа формального равенства, т.е. 1. абстрактно-формальной нормы и меры равенства, 2. свободы, 3. справедливости.  Последний подход разрабатывается в трудах В.С. Нерсесянца и является, по его  мнению, неким компромиссом между позитивистским и естественным типами правопонимания.

Сама проблема правопонимания основана на трёх основных аспектах: 1. онтологическом (что есть право?), 2. гносеологическом (как оно познаётся?), 3. аксиологическом (в чём его ценность?).  По тому, какой именно вопрос ставится на первое место, а также какой на него даётся ответ, определяется конкретная типология правопонимания и подходы в её рамках.

Вопрос о первенстве, приоритете одного из этих типов правопонимания остаётся открытым, несмотря на то, что он определяет парадигму научных исследований любого правоведа, их методологию. В своей работе автор отдаёт предпочтение тому типу, который видит в праве, прежде всего систему норм, которые охраняются государством, общеобязательны, формально определены и т.д. Данное мнение необходимо подкрепить словами профессора М.Н. Марченко, о том, что только практика может служить критерием истины,  а в современной политико-правовой действительности понятие естественного права не противопоставляется позитивному, а скорее тождественно понятию права, но в субъективном смысле (с некоторыми корректировками). При этом понятие «закон» в широком смысле, в том в котором его используют сторонники юридического правопонимания, обозначая позитивное право, практически не употребляется этом значении, а обозначает меньшее по логическому объёму понятие (один из видов НПА). Это подтверждают слова основателя либертарно-юридического подхода В.С. Нерсесянца о том, что закон – лишь условное обобщение.  По мнению автора, суть конфликта данных правопониманий в современной теории государства и права кроется в основном лишь в обозначении одного и того же понятия разными терминами. При этом, по сути, дискутирующими сторонами не отрицаются те положительные идеи, которые выдвигались их оппонентами, а чаще встречаются попытки соединить их в такую систему: «Положительное право есть целесообразная форма поддержания естественного».  Думается, такое несовпадение мнений будет способствовать только развитию представлений о праве, т.к. господство любого догматичного, якобы единственно верного, правопонимания может привести к забвению динамичности этого важнейшего общественного явления .

Исходя из вышеизложенных рассуждений, можно указать основные формальные признаки позитивного права в объективном смысле:

1.                                               Система социальных норм (регуляторов)

2.                                               Устанавливаются или санкционируются только государством (кроме делегированного правотворчества)

3.                                               Применяются в т.ч. государством

4.                                               Охраняются принуждением только государства

5.                                               Содержат единство правомочия и обязанности (предписания или запрета)

6.                                               Действуют многократно во времени

7.                                               Действуют повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

8.                                               Абстрактны (персонально неконкретны и носят общий характер)

9.                                               Формально определены (по структуре, содержанию и т.д.)

10.                                               Выражают определённое соотношение воли граждан данного государства

11.                                               Сочетают внутреннее единство и специализацию

12.                                               Должны руководствоваться или руководствуются определёнными принципами

13.                                               Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

14.                                               Выражены в НПА.

Данные признаки не исчерпывают определения понятия «право» хотя бы потому, что оно изменчиво во времени, т.е. носит динамико-диалектический характер (что можно тоже считать одним из признаков). Вообще при таком немалом количестве признаков целесообразно их группировать, к примеру, по отношению к правотворчеству, правоприменению и правоохране. Такая группировка оправдана тем, что эти основания для деления – сущность системы правовой политики государства.

В таком случае признаки права в широком понимании следующие:

1.                                               Совокупность идеальных возможностей

2.                                               Существуют независимо от посторонней воли у каждого человека

3.                                               Должны приниматься, санкционироваться государством

4.                                               Должны охраняться государством

5.                                               Содержат идеалы свободы, справедливости, равенства, гуманизма и т.д.

6.                                               Действуют независимо от времени

7.                                               Действуют независимо от пространства

8.                                               Формально не определены

9.                                               Должны выражаться в позитивном праве

10.                                               Служат для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей.

Методология определения значения термина «политика» аналогична. Исторический опыт показывает, что представления об этом важнейшем понятии  существенно менялись на протяжении всей эволюции общества.

Аристотель рассматривал политику как совокупность морально-этических предпосылок разумной организации общества. При определении сущности этого явления философ склонялся к мысли об объединении людей для достижения блага государства и гражданина.

В парадигме политического реализма мыслил К. Шмидт, определяя политику как мир, существующий на основе реальных сил. В качестве определения критерия природы явления он предложил использовать дихотомию «друг-враг». Сущность политики, по мнению К. Шмидта, в войне между народами.

Определение политики как механизма контроля за ресурсами можно почерпнуть в работах Д. Хелда. При этом профессор уточняет, что она носит характер борьбы за организацию человеческих возможностей, предметом которой является власть.

В рамках герменевтической парадигмы интерпретации политики работал Дж. Мосс, по мнению которого современный мир – не что иное, как лингвистически структурированная реальность. Отсюда логично вытекает определение политики как средства коммуникации между членами общества, поколениями, представителями различных культур. При этом особое место отводится определенной системе символики.

Сторонники директивного подхода определяли политику как отношения по поводу государственной власти, её организации, а также направлений деятельности. В рамках такой концепции можно выделить две ветви: 1. консенсусную и 2. конфликтную. Первая разрабатывалась в учениях Т. Гоббса, считавшего политику деятельностью по выражению общего интереса. Вторая представлена в трудах Н. Макиавелли, К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина. Первый считал политику искусством борьбы за власть. С точки зрения марксизма, политика – сфера господства класса, подавления им других классов.

Психосоциологическая интерпретация политики М. Вебера сводит её к стремлению участвовать во власти, оказывать влияние на её распределение как между государствами, так и внутри, а также между группами людей. Особое место в трудах немецкого социолога занимает поиск мотивации: рациональной и иррациональной.

Институциональная концепция политики М. Дюверже определяет это понятие как пространство властных взаимодействий, упорядоченность которого достигается благодаря существованию политических институтов. Институт, по его мнению представляет собой единство его структуры и возникающих по этому поводу отношений. При этом существование конфликта и интеграции в любом обществе обусловливает постановку в центр всех политических институтов государство.

Бихевиористские концепции ставили на особое место неосознанное стремление к личной власти. В их рамках можно выделить силовую, рыночную и игровую парадигмы. Первая интерпретирует политику как процесс постоянного столкновения индивидуальных стремлений к власти, в котором одерживает верх сильнейший. Вторая отождествляет политику с рынком, перенося на неё закономерности его работы, при чём главный товар здесь – власть. Игровая парадигма Н. Боббио рассматривает политику как игру, естественная потребность в которой сопровождает человека на протяжении всей его жизни.

Психоанализ Г. Лассуэла рассматривает политику как сферу сублимации (замещения) конфликта между подавленным либидо и требованиями моральных норм. К. Хорни видит суть политической деятельности в избегании состояния страха, выделяя четыре основных невроза нашего времени: привязанности, власти, покорности, изоляции.

Американский социолог Э. Тоффлер рассматривает политику сквозь призму трёх волн цивилизаций: аграрной, индустриальной и информационной. Согласно современному уровню развития, политика рассматривается как сфера взаимодействия огромного числа дифференцированных социальных субъектов, при котором особое место занимает знание как фактор ограничения власти.

Обобщая вышеизложенные концепции, при этом соотнося их с современным пониманием значения термина «политика», мы приходим к выводу, что это понятие используется в науке и повседневной жизни в нескольких основных значениях.

1.                                               Участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2.                                               Деятельность субъектов политики (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3.                                               Совокупность событий жизни общества, государства.

4.                                               Стратегия действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Определения политики, отмеченные как «микро-» и «макроуровень» являются пониманием её как некой деятельности.  Так вот взаимодействие акторов при использовании ими политической власти, в т.ч. государственной, в большей степени имеет значение для теории государства и права, нежели поведение индивида внутри актора, т.к. это более имеет отношение к политической психологии и политической социологии,  изучающим деятельность отдельных индивидов на микроуровнях.

Понимание политики как деятельности на макроуровне ведёт к мысли о разделении её на подуровни, определяемые масштабами этой деятельности а также, характером субъектов (акторов), в ней участвующих. Такое деление, несмотря на условность, способствует более чёткому определению понятия, разграничению соотношения права и политики, более конкретному определению степени их взаимодействия.

1.                                               Деятельность индивида в семейно-бытовых условиях, при этом понятие «актор»  в своём объёме содержит непосредственно одного этого индивида (вопросы ЖКХ, воспитание детей, обучение и т.д.).

2.                                               Деятельность специально организованных (в количестве более одного индивида) субъектов политики: общественных организаций, ассоциаций, общественно-политических движений, партий, профсоюзов, мафиозных кланов, террористических организаций и др. – при использовании ими политической власти, в т.ч. в сфере влияния на государственную власть, а также борьбы за неё (давление, митинги, участие в выборах, революция и т.д.).

3.                                               Деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних функций (правовая, экономическая, социальная политика и др.).

4.                                               Деятельность государства, направленная на реализацию его внешних функций (международная торговля, военно-политические конфликты, создание коалиций, блоков и др.).

Тем не менее хочется отметить, что на уровнях 2–4 может действовать лишь небольшая группа, которая может вершить дела от имени партии или государства, а фактически выражать только собственные (а также случайно совпадающие с ними чужие) интересы.  Подтверждений этому в истории немалое количество, взять хотя бы правление некоторых псевдомонархов, насильственно захвативших престол в результате войны, переворота (к примеру, Лжедмитрий).

Исходя из вышеизложенного, излагаем признаки политики как деятельности на макроуровне.

1.                                               Деятельность определённого (в зависимости от подуровня) политического субъекта (актора),

2.                                               Подчинена политическим нормам, в т.ч. должна быть подчинена нормам права, т.е. ограничена государством

3.                                               Предмет деятельности – реализация определённых интересов путём использования политической власти (государственной и общественной)

4.                                               Меняется по форме,  содержанию с течением времени

5.                                               Распространена повсеместно на определённой территории (региона, конкретного государства, нескольких государств, всего мира)

6.                                               Выражают определённое соотношение воли участников данного актора, общества в целом

7.                                               Должна руководствоваться или руководствуется определёнными принципами

8.                                               Служит для нормального взаимодействия личности, общества, природы и мира вещей

9.                                               Выражена в политических действиях, поведении. участии.

На первый взгляд, сравнительный анализ понятий «право» и «политика» представляется затруднительным, т.к. определение, даваемое им через родовой и видовой признаки характеризует их как явления разноплановые (право – система, а политика – деятельность). Такое противоречие объясняется скорее неосновательностью подхода, нежели объективной методологической сложностью. Всё дело в том, что для сравнительного анализа таких сложных и неоднозначных понятий недостаточно сопоставить лишь один существенный признак. Для успешного результата нужно использовать множество оснований, которые бы характеризовали общее и особенное в праве и политике с максимальной глубиной, многогранностью. Такими основаниями служат: методы познания, сущность, форма (явление), ценность. В свою очередь, сущность как исходная внутренняя связь включает в себя отношение к времени и пространству и характер внутренних связей. Последнее подразумевает анализ принципов, норм, механизма и структуры предметов исследования. Явление заключается в проявлении вовне сущности и включает в себя время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и вещным миром. Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении).

Такой порядок построения от анализа возможностей, способов познания к сущности, внутреннему миру понятий, затем к характеру внешних проявлений, взгляду извне, а в конечном счете – к ценности обусловлен как спецификой изучаемых предметов, так и логикой мышления. Ведь для того, чтобы что-либо изучать, сначала нужно знать, каким образом это делать. Вникнув в саму сущность предмета, необходимо дать характеристику его внешних проявлений, т.к. это будет способствовать соотнесению его с внешним миром, в т.ч. с человеческим восприятием, которое отразится в ценности. Данное в каком-то смысле кольцевое построение будет отражать три основных аспекта любого объекта изучения: 1. гносеологический (возможности, способы познания), 2. онтологический (сущность и явление), 3. аксиологический (ценность).

Методология исследования понятий «право» и «политика» имеет, несомненно, общие корни, т.к. само разделение государственно-правовой науки и политологии произошло сравнительно недавно, а особенно в нашей стране. Политическая теория выделяется в самостоятельную область знаний во второй половине XIX века.  До этого политика, право и государство изучались в рамках юридической науки. Недаром в отечественных вузах в настоящее время преподаётся история политических и правовых учений,  а также делаются попытки введения в школьный курс дисциплины «право и политика».  Взаимосвязь права и политики обусловила общность методов их изучения, среди которых

общенаучные: вычисление, наблюдение, эксперимент, абстрагирование, идеализация, формализация, индукция, дедукция, мысленный эксперимент;

смешанные: анализ, синтез, аналогия, моделирование, структурный и функциональный подходы;

специальные: статистический, конкретно-социологический, кибернетический, семиотический, семантический, контент-аналитический, герменевтический.

Но хочется отметить, что методы политической теории используются в их более широком содержании, т.к. политическая реальность несколько объёмнее государственно-правовой при соотнесении с обществом. Поэтому политология вбирает способы познания из таких наук как история, социология, психология, естествознание  и смежных более интенсивно, нежели теория государства и права.

Сущность как исходная внутренняя связь в объекте, определяющая его содержание, есть предмет споров как в отношении права, так и в отношении политики. Несмотря на это, мы решили в данной работе считать право совокупностью норм (устанавливаемых государством или идеальных), а политику – 1. деятельностью (актора на макроуровне или индивида на микроуровне), 2. совокупностью событий жизни общества, государства; 3. стратегией действий социального субъекта. Исходя из такого определения сущностных признаков, можем утверждать, что право и политика – относящиеся к классу несовместимости при отношении соподчинения по сущности понятия. Несмотря на это, их содержания рассматриваются автором как относящиеся к классу совместимости и находящиеся в отношении пересечения, т.е. содержание и объем их частично совпадают.

Характер внутренних связей элементов сущности права и политики обусловлен использованием большим количеством общих принципов и норм,  что порождает некую общность структуры и механизма. О нормативной структурированности, иерархичности права, особенно в объективном смысле, не приходится спорить. Сложнее дело с политикой, ведь принципы и нормы, которыми она руководствуется, не всегда формально определены и закреплены официальных документах. Чаще всего содержатся они в политических взглядах, идеях мыслителей и реальных политиков.  В политике  к тому же нет соподчинённости норм, что обусловлено множественностью субъектов, которые являются их источником как в данный момент, так и в разные исторические периоды. В противоположность этому, в праве источник норм один – государство, которое издаёт их и санкционирует.  Это позволяет говорить о своего рода конкурентной среде с меняющейся исторической конъюнктурой в политике и о государстве как суверенной монополии на протяжении всего существования права. Однако, несмотря на форму, содержание их таит в себе такие общие принципы как гуманизм, демократизм, плюрализм, свобода, справедливость. Различие проявляется в специальных принципах права (например, коллегиальность, гласность, свобода труда и пр.) и политики (нейтралитет, компромиссность и пр.). Несомненна связь регуляторов политико-правовой сущности с ценностным аспектом, а точнее – их целями и функциями.

Принципы и нормы права и политики определяют характер их внутренней структуры. При этом регуляторы права в большей степени определяют бытие политики, нежели наоборот, хотя и не проникают во все её сферы (моральную, этическую и др.). Если представить себе структуру этих двух сущностей в виде некоторой упрощенной схемы, то можно выделить тем самым основные её общие компоненты: 1. субъект, 2. объект, 3. отношение. Небезызвестный факт, что в праве субъектом может являться физическое или юридическое лицо (государство, его органы, организация и общественная организация), социальная общность,  а в политике – индивид и актор (государство; специально организованный субъект политики; индивид не как их участник, а самостоятельно). Тем самым мы видим, что субъекты в праве и политике в большинстве своём одинаковы фактически, но разнится их формально-закреплённый и научно-теоретический статус (кроме государства) – к примеру, «индивид» в политике и «физическое лицо» в праве. Но вот юридическое лицо не всегда есть партия, это может быть и фирма, и фабрика, и другая структура, которая не является обычно субъектом политики. Также хочется отметить двойственность значения термина «индивид» в политике и его однозначность в праве.

Объектом в праве являются материальные (вещи, предметы, ценности и др.) и нематериальные ценности (жизнь, здоровье, услуги и др.). В принципе, в политике то же самое является предметом деятельности, но особенность в том, что чаще, чем в праве объектом может быть сам политический актор.

Отношение, возникающее между субъектом и объектом, именуется соответственно правоотношением и политической деятельностью (иногда поведением).

Суть в том, что надо учитывать всё многообразие современной реальности, чтобы объективно сопоставить политико-правовые субъекты, объекты и их связи. При этом приходится абстрагироваться от понятия «право», сводить его к правоотношению, следуя по стопам социологической концепции. Ограничиваясь частнотеоретическими задачами сравнительного анализа, мы не претендуем на полноту раскрытия данных аспектов проблемы, а приводим лишь некоторые иллюстрации, раскрывая сущность соотношения элементов в структуре права и политики.

По отношению к пространству сущности этих понятий имеют близкий характер, заключающийся в повсеместности их действия в любом развитом человеческом обществе. Однако такие свойства политики как универсальность (способность сознательно изменять количество субъектов), инклюзивность (способность проникать в другие сферы жизни общества), сочетаемость (способность соотноситься с другими неполитическими явлениями)  в меньшей мере свойственны праву в объективном смысле, что должно быть предопределено его связанностью естественными правами человека. Также это кроется в том, что источником регуляции в обществе выступают не только нормы права, но и морали, религии, и др. Особо хотелось бы отметить деятельный характер политики, что предусматривает большую динамику, чем в статичном явлении – правовой норме.

Ко времени право и политика во всех их интерпретациях имеют одинаковое отношение. Оба эти понятия динамичны, т.е. их содержание претерпевает некоторые изменения с его течением.  Однако хочется оговориться: право у ранних представителей естественно-правовой школы представлялось как статичная субстанция, которая фактически-содержательна.  И право и политика имеют некую историческую точку отсчёта, т.е. возникают в определённый период.

Явление как проявление вовне сущности права и политики включает в себя конкретное время и место возникновения и отмирания, а также характер внешних отношений. Последнее, как указано выше, подразумевает анализ характера соотношения предмета исследования с человеком, природой, обществом и внешним миром. Говоря о времени и месте их возникновения, мы сразу погружаемся в многовековые споры, которые велись мыслителями со времён античности. Несмотря на давность, этот вопрос не потерял актуальности и исследуется поныне, т.к. от возникновения права и политики зависит их легитимность, а значит, и их социальная эффективность, способность удовлетворить запросы населения.  Современная теория государства и права и теория политики также не дают однозначного ответа на этот методологически важный вопрос. При этом нельзя не вспомнить слова Шершеневича: «Не то важно, каково было в действительности государство, а как найти то происхождение, которое способно было бы оправдать заранее предвзятый вывод».  Сложности вызывали и объективные причины, о которых уже говорилось в первой главе. По мнению профессора Мухаева, появление политики как деятельности акторов связано с обособлением человека на основе частной собственности. Теории генезиса права в отечественной науке черпают вдохновение, прежде всего, из трудов Ф. Энгельса, К. Маркса и В.И. Ленина, заслуга которых в материалистической детерминации происхождения этого явления. Согласно этим представлениям, право возникает с появлением расслоения, являясь возведённой в закон волей класса эксплуататоров. Современные представления,  правда, несколько «смягчились», однако социально-экономическая детерминация генезиса права не ушла на задний план. Таким образом, можно сделать вывод о том, что политика произошла раньше права, т.к. была возможна в догосударственном обществе. Проиллюстрировать это можно на примере войны между двумя соседними племенами при первобытнообщинном строе, ведь вооружённый конфликт – это уже деятельность, при которой используется власть политическая, а следовательно – это ещё и политика на уровне специально организованных акторов (войска в данном случае). Политика как деятельность государства, направленная на реализацию его внутренних и внешних функций могла появиться соответственно только после государства и права. Если же рассматривать право в широком понимании, то можно утверждать, что оно произошло гораздо раньше, чем всё остальное, – с рождением человека. Таким образом, вопрос происхождения права и политики прежде всего связан с тем, что именно понимать под этими терминами. Согласно мнению представителей марксизма-ленинизма, данные понятия имеют место только в классовом обществе и, следовательно, отомрут с построением коммунизма.  Высказывались в науке и мнения, что спор о происхождении государства и права бесплоден: так, к примеру, считал И. Сабо.  Ответ на вопрос места возникновения права и политики кроется в решении задачи, какое же государство возникло первым. Согласно распространённым взглядам, которые легли в основу современного юридического образования, это территория современного Египта,  т.е. северо-восток Африки.

Характер внешних отношений права и политики – самый сложный вопрос сравнительного анализа этих явлений. Это обусловлено, прежде всего его объёмностью, вытекающей из многогранности сфер пересечения. Прежде всего необходимо выделить основания для сопоставления: 1. человек, 2. природа, 3. общество, 4. вещный мир.

Индивид, являясь субъектом общественных отношений, может становиться и их объектом. Политика и право в значительной степени зависят от субъективных предпочтений человека,  его психофизического состояния, качеств. Сторонники методологического персонализма считают, что именно личность и есть тот самый узел, на котором завязана общественная жизнь. Тут нельзя не вспомнить некоторых харизматичных политиков, которые буквально творили историю: Владимир Святой, Святослав Владимирович, Пётр Великий, Иван Грозный, Ленин, Сталин. В противовес такому пониманию выступают сторонники имперсонализма, утверждая, что когда покидается личностное начало, возникает политика,  а следовательно и право, т.е. сила данных индивидов в том, что они просто угадывают общественные настроения.   В любом случае крайность данных позиций – не повод отказываться от органичного слияния этих разнополюсных мнений в теориях о многогранной детерминации.

Факт влияния на личность права и политики в основном не вызывает сомнения, споры ведутся только по поводу его пределов. Право управомочивает, предписывает и запрещает индивиду определённые действия.  Политика на микроуровне вводит индивида в определённую поведенческую среду, где всё подчинено неким нормам; на первом подуровне макроуровня личность вообще является непосредственным актором, что накладывает на неё ответственность как на самостоятельного субъекта. Нельзя не вспомнить слова профессора Матузова о том, что «если вы не будете заниматься политикой, то политика займётся вами».  Действительно, в современном обществе политика – явление всепроникающее, и роль её растёт;  в этом количественном показателе есть одно из её отличий от права, которое регулирует не все сферы жизни общества, хотя при тоталитарных режимах и делались такие попытки.

C соотношением личности, права и политики непосредственно связаны такие понятия как политико-правовые статусы и роли. Особое место в данном триумвирате занимают естественные права человека, при этом нельзя забывать и об обязанностях, роли принуждения, насилия  и их различии в данном вопросе.

В рамках общества сосредоточено наиболее сложные проявление права и политики, т.к. любая цивилизация характеризуется сложным устройством социума. Рассматривая этот триумвират, целесообразно разделить общество на три четыре условных системы: 1. экономическую, 2. социальную, 3. духовную, 4. политическую. Заметим, что право в большей степени относится к последней, являясь частью нормативной подсистемы,  хотя и затрагивает все остальные. Рассматривая экономическую сферу, мы определённым образом включаем туда и природу, и мир вещей, поскольку в рамках теории государства и права рассмотрение их вне такой связи теряет предметность, уходит в сторону социальный характер этой науки. Тем более, что институт собственности и в экономике, и в политике, и в праве – тот узел, в котором теснейшим образом переплетены эти явления, «ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью».  Кроме того, имущественное положение определяет расслоение общества на классы, что, по мнению представителей марксизма с сыграло решающую роль при возникновении, становлении, развитии и отмирании общественных формаций, а следовательно, и типов государства, права и политики. Ведь дело в том, что на экономике завязаны потребности, которые движут человеком в политике и выражаются как соотношение воль индивидов в праве. В таком процессе своего рода арбитром служит государство, ресурс для власти которого – всё то же производство.

Триумвират с социальной сферой в праве и политике оформлен неоднозначно. Это можно объяснить социальной ориентацией права в большей степени, чем политики, которая является, как правило деятельностью по выражению узкогрупповых интересов. Но, складывая волю различных субъектов, она способствует тому, что право становится средством социально-политического компромисса.  К тому же источником политической мотивации служат разнонаправленные и взаимные интересы различных страт, классов, этносов. Политика и право влияют на социальную сферу, разрушая и формируя новые группы. К примеру, апартеид в ЮАР, лишенцы и изгнанцы, пострадавшие от «классовой борьбы» в СССР, формирование среднего класса, борьба с безработицей – яркие тому иллюстрации.

Триумвират с духовной сферой в праве и политике также оформлен неоднозначно. Ценности, идеалы, идеи в большей степени подвергают воздействию политику как динамичное явление. Тем не менее, они находят своё отражение и в праве, хотя опосредованы с одной стороны активностью политических акторов, с другой – относительной консервативностью государства, которая должна служить тормозом деструктивных революционных поветрий. Наиболее оптимальный баланс возможен лишь при идеологическом плюрализме,  демократическом режиме. Образование призвано косвенным, но решительным образом влиять на право и политику, прежде всего подводя рациональную, а не эмоциональную почву под эти явления. Ведь порой величайшие цивилизационные конфликты могли быть разрешены мирным путём, обладай люди высоким уровнем правовой и политической культуры, основанной на знании прежде всего. Такие формы общественного сознания как мифология, религия, мораль, искусство и др. также несомненно подвержены воздействию права и политики, но всё же в большей степени сами оказывают на них влияние, при этом роль их заметно ниже в светских государствах.

Ценность как способность удовлетворить потребность заключается в целях (задачах) и функциях (назначении). Данный аспект, несомненно, тесно взаимосвязан с предыдущими и в какой-то мере их детерминирует. Сразу хочется отметить проблему динамики  как фактор перемены ценностей с течением времени, обусловленную объективными и субъективными факторами. Цели и задачи права и политики – в обеспечении нормального функционирования общественного организма,  а значит и жизни человека, и бытия природы, и гармонии вещей. В этом вопросе как ни в каком другом проявляется единство  права и политики. Однако за единством целей и задач кроется некоторое различие в специальных назначениях этих понятий. Регулятивная функция в одинаковой мере присуща как праву, так и политике, однако охранительная и восстановительная – спорный вопрос. Хотя в некоторых ситуациях (война, революция и т.д.), политика брала на себя несвойственное ей назначение, попирая законы. Деление функций по субъекту государственной власти порождает законодательную, исполнительную и судебную функции права.  Такая совокупность назначений свойственна только макрополитике на национальном уровне, ибо в каждом действии государства есть политика (в свете чего можно охранительную и восстановительную функции присвоить и политике). Выделение внешних (общесоциальных) назначений связано с реализацией внешних связей права и политики как явлений, о чём говорилось выше. Поэтому сразу подытожим: общественные функции права и политики различаются скорее количеством, нежели качеством, т.к. отличны лишь степенью проникновения в жизнь социума.

Вопрос взаимодействия права и политики, по словам профессора Н.И. Матузова, принадлежит к числу вечно актуальных.                                                Нельзя не согласиться с этим мнением. Достаточно вспомнить историю России ХХ века со всеми её войнами, революциями, путчами и т.д., где налицо конфликт права и политики. Чтобы дать ответ на вопрос о том, что же важнее или что первично, нужно сначала проникнуть в механизм их взаимодействия. Хочется напомнить, что во второй главе мы анализировали характер внешних отношений права и политики, не вдаваясь в саму суть отношений непосредственно между этими понятиями. Пришло время восполнить этот пробел.

Начать необходимо с воздействия на право (в позитивном понимании) политики, т.к. мы выяснили, что она возникает раньше. Хочется напомнить, что политика (макроуровень) есть деятельность, направленная на реализацию интересов, а следовательно, предполагает определённую конкуренцию. Средством, разрешающим противоречия, возникающие в ходе такого процесса, являются референдум и выборы в органы государственной  власти, ибо именно государство служит особым институтом, призванным гарантировать разумный баланс интересов. Выборы и референдум, согласно Конституции, есть высшее непосредственное выражение власти народа.  Они облекают политическую борьбу в цивилизованные формы, способствуя бесконфликтному разрешению проблем и противоречий. Институты представительных органов и местного самоуправления являются важнейшими механизмами воздействия народа на государственную власть, и особенно на правотворческий процесс. Последний выступает одной из форм выражения политики. От его качества непосредственно зависит эффективность правовой политики государства.  Но названные формы взаимодействия права и политики возможны только в подлинно демократическом правовом государстве с развитым гражданским обществом.

В современном мире приобретают новые формы и усиливаются тенденции воздействия глобальной политики на суверенное государство, а значит и право. Примером этому могут служить вооружённые конфликты последних десятилетий Соединённых Штатов Америки с Ираком, Афганистаном, вмешивание во внутренние дела Югославии, Ирана. А развал ОВД, затем СССР не были ли прелюдией к такому повороту событий как «бархатные революции» в странах СНГ?  Не являются ли они результатом имперской политики США? Ведь вмешивание стран Запада в дела Украины, Грузии, Киргизии, а сейчас и Белоруссии тоже политика, но международная.

О внутренней политике и говорить не приходится. Достаточно вспомнить и идею большевиков о примате политики над правом и те беззакония, которые творились под сенью такого волюнтаризма во время Гражданской войны, сталинских репрессий. Да и становление современной России окутано целым рядом попраний политикой права, самый яркий пример которому – антиконституционный раздел СССР.

В механизме реализации внутренних функции государства хочется особо отметить его стержень – правовую политику. Понимание данного термина не ограничивается единственным значением. Приведём основные из них:

1.                                               Комплекс целей (идей, мер, задач, программ, принципов, установок), реализуемых государством в сфере действия права и посредством права.

2.                                               Прикладная наука, призванная оценивать действующее законодательство и способствовать выработке более совершенного права.

3.                                               Политика, которая соответствует идеалам права, т.е. оценочная характеристика политики некоего субъекта.

Первое определение, собственно, и отражает тот важнейший механизм воздействия политики на право, который, чтобы быть легитимным, должен соответствовать, по крайней мере, двум параметрам: 1. субъективно отличаться высоким качеством (хорошей юридической техникой, логичностью и пр.), 2. объективно соответствовать «воле большинства, но с учетом интересов меньшинства».  В свете современной российской действительности учёные выделяют такие приоритеты правовой политики как: 1. установление прагматичной модели взаимоотношений между государством и правом, 2. устранение разрыва между теорией и практикой прав человека, 3. наведение порядка во власти, 4. преодоление правового нигилизма и идеализма, 5. конституционные реформы по выравниванию перекосов в системе разделения властей,  6. совершенствование федеративных отношений и региональной политики, 7. повышение роли и авторитета судебной власти, 8. перестройку юридического образования и кадровой политики с целью отбора лучших специалистов и др.

Зачастую в политической игре используются нецивилизованные методы борьбы, которые неэтичны, аморальны: демагогия, популизм, лоббизм и т.д. Последний очень деятельно распространяется на почве неразвитого права, пуская в него разрушительные корни. В России он проявляется в трёх ипостасях: 1. олигархический, 2. региональный, 3. иностранный. Первый тип способствует внедрению в право узкогрупповых интересов, как правило, состоятельных лиц, стремящихся к большему богатству. Региональный лоббизм отстаивает и возводит в закон амбиции отдельных субъектов РФ, при этом ущемляя и попирая права остальных. Иностранный тип способствует лоббированию интересов других государств, заграничных компаний, ставя под угрозу суверенитет и национальную безопасность.  Профессор А.В. Малько выделяет также ведомственный тип.  Само понятие «лоббизм» может использоваться и в позитивном смысле, т.е. как деятельность, направленная на отстаивание своих и чужих интересов, но в рамках права, а не за счёт подкупа, угроз и т.д.  О демагогии и популизме хочется заметить, что эти явления отрицательно влияют в обществах с низкой политической культурой, в которых только начинается становление демократии.

Существуют и более изощрённые способы влияния политики на право, такие как война, террор, экстремизм, революция, восстание, бунт, мятеж, путч и др.  Скорее, это процессы, влияющие на государственную власть, но фактически они оказывают опосредованное и, как правило, разрушительное воздействие на право.

Таким образом, мы убедились, что политика может влиять на право как конструктивно, закрепляя в нём интересы общества, так и деструктивно, попирая принцип законности и нарушая тем самым субъективные права личности. Мы здесь намеренно не рассматривали право в широком понимании, т.к. по своей сущности оно не детерминируется политикой, а от неё зависит лишь реализация его в законе.

Воздействие права на политику не менее интенсивно. В законах фиксируются основные принципы завоевания, использования и передачи политической власти.  Политическая борьба требует правового закрепления существующих политических сил, их институционализации. Институционализация как процесс создания такого механизма отражения воли определённой части общества, при котором партии, движения и др. существуют в чётко выраженной форме, действуют в соответствии заявленными лозунгами, а особо – с собственными уставами и программами,  играет важную роль в становлении подлинно демократического государства.

Особое место в большинстве развитых стран в иерархии нормативно-правовых актах занимает конституция, которая фиксирует основные параметры общественной жизни: права человека, форму государственного устройства, органы власти и т.д. Например, Конституция РФ закрепляет такие политические институты как органы государственного и местного управления.  В связи с ростом влияния политики на жизнь общества, при этом с параллельным увеличением «подковёрных», «закулисных» тактик игры,  в современной России назрела необходимость совершенствования политического права, подотрасли конституционного.  Государство борется с лоббизмом, усиливающимися монополиями (как в экономике, так и в политике) посредством издания норм, которые бы обеспечивали его суверенитет. Иногда такая борьба доходит до полицейского режима с отсутствием или подавлением оппозиции. К примеру, это правовая система Российской Империи конца XIX века с её проникновением практически во все сферы жизни,  а также законы СССР практически на всём периоде его существования. Но всё же право с его, в некотором смысле, консервативностью способствует смягчению социальных бурь, поступательному, а не революционному течению политики.

Таким образом, можно сделать вывод, что право может оказывать на политику как прогрессивное воздействие, способствуя согласованию общественных интересов в цивилизованных рамках, так и негативное, связывая руки неугодным государственной власти оппозиционным политическим силам, ставя их «вне закона» и даже уничтожая их.

Обобщая взаимодействие права и политики, необходимо выделить два основных типа: 1. консенсус, 2. конфликт.  Первый основан на согласии, возможности ликвидации или сведения к минимуму противоречащих требований, сосредоточении внимания на компромиссных моментах. К этому типу можно отнести такие формы  взаимодействия права и политики как демократические выборы, референдум, поступательная модернизация посредством реформ, честная политическая конкуренция, правовая политика государства с учётом мнения меньшинства, наличие конституции с признанием прав и свобод человека и т.д. Конфликтный тип основан на конфронтации сторон, подавлении несогласных силой. К этому типу можно отнести такие формы взаимодействия права и политики как саботаж, мятеж, переворот, путч, революция, война, терроризм и т.д. Опасность такого рода явлений для жизни общества подтверждена многовековым опытом. Парадокс заключается в единстве противоборства и консолидации данных явлений общественной жизни.

Характеристикой соотношения конфликтного и консенсусного типа взаимодействия права и политики служит государственный режим. Именно этот показатель отражает реальный баланс конфронтации и согласия в обществе. Заметим, что понятие «режим» тесно связано с характером соотношения права и государства. Поэтому прагматическая модель, предложенная профессором Н.И. Матузовым, как нельзя кстати отражает тот достижимый идеал, к которому следует стремиться России в ближайшее время. Являясь «золотой серединой» между тоталитарно-этатистской и либерально-демократической моделями, государство такого типа «создает право, но считает себя связанным им, подчиняется ему, т.е. самоограничивается во имя общего блага».

Особое место государства в политической системе предопределено его уникальностью, ибо оно опосредует триумвират политика – власть – право. Только эта организация политической власти является носителем суверенитета, а значит выступает в качестве единственного официального представителя всего народа, объединяемого в пределах его территориальных границ по признаку гражданства, обладает специальным аппаратом управления и принуждения, а также монополией на правотворчество, определяет основные направления развития страны, представляет её на международной арене.  Именно государству предопределено решать, каким будет соотношения конфликта и консенсуса в политико-правовой действительности. От этого зависит, будет ли использован конструктивный диалог, или всё опять решит сила и волюнтаризм. Применительно к современному состоянию государственности в России хочется заметить, что «сла¬бо развита культура компромисса, не существует принципиального согла¬сия между ведущими политическими силами по поводу преодоления эко¬номического кризиса и реформы политической надстройки».  Это выражается в разногласиях по поводу инфляции, использования стабилизационного фонда, отношений со странами СНГ, необходимости местного самоуправления и т.д. Однако положительные сдвиги имеются, особенно за последние годы. Это проявилось в приведении конституций и уставов субъектов РФ в соответствие Основному закону, реформах в исполнительной власти, создании Общественной Палаты и т.п. Последний факт, несомненно, является качественно новым этапом в формировании гражданского общества в России.

Заключающий этап в решении проблемы взаимодействия права и политики – ответ на вопрос их соотношения, иными словами говоря: «что же первично?». Начать нужно, конечно, с того, что оценка этих явлений преходяща, т.е. меняется с течением истории.  Поэтому, критикуя взгляды предшественников, нужно учитывать те объективные причины, которые могли их вынудить дать определённую интерпретацию.

Сама постановка вопроса предполагает, судя по его категоричности, два возможных ответа. Действительно, данную проблему пытались решить именно так. Однако несомненно, что из-за погрешности от предела абстрагирования можно утрировать этот сложный вопрос, предполагающий неоднозначный ответ, или даже систему ответов. Ведь понятийное мышление предполагает некую отвлечённость от несущественных признаков, что может породить простое решение сложной проблемы, которое, если и не будет неверным, то будет неполным, излишне категоричным.

Несмотря на такие обстоятельства, многие юристы, политологи, философы, историки, публицисты и прочие мыслители пытались «рубить сплеча», т.е. давать категоричный ответ. К примеру, в советской идеологии явный перекос наблюдался в сторону политики: право было лишь её рычагом, атрибутом, который отомрёт с построением коммунизма. Пример тому – слова большевистского идеолога Д.И. Курского, написанные им в первой четверти ХХ века: «Мы за то, чтобы в праве на первом месте стояла политика, чтобы она довлела над правом, ибо она ведёт вперёд».  Другой пример – хрестоматийные слова В.И. Ленина о том, что «закон есть мера политическая, есть политика».  Такая интерпретация соотношения права и политики породила фактически стравливание различных частей общества друг с другом, что именовалось на официальном уровне не иначе как «усиление классовой борьбы по мере продвижения к коммунизму».

Мысль об определённом превосходстве политики над правом, конечно, обоснованна, ибо оно является средством реализации политики, средством компромисса.  Ведь воздействуй право больше на политику, чем наоборот, не было бы развития цивилизации, так и жили бы мы по законам Хаммурапи. Политика, несомненно, была двигателем прогресса, той цепью отрицаний отжившего на протяжении всей истории человечества. Но трактование политики только как деятельности государства неминуемо приводит к деспотии, тоталитаризму, разрушительным последствиям, что можно наблюдать на примере сталинских репрессий, фашистского режима в Германии. Ибо в таком случае право не является разумным консенсусом, а диктуется государством по усмотрению власть предержащих.

Наиболее убедительными представляются взгляды французского учёного-правоведа П. Сандевуара, содержащие в себе тезисы о том, что объективно политика доминирует над правом, но не надо этим ограничиваться. «При определённых условиях политика может и должна подавляться правом или, по крайней мере, подчиняться праву, находиться в зависимости от него». Аналогичных взглядов придерживается и С.Н. Кожевников. Развивает данную мысль и  Н.И. Матузов; дополняет М.Н. Марченко, говоря, что право частично включено в политическую жизнь общества.

Профессор В.С. Нерсесянц утверждает, что «примат права над политикой – это нормальная ситуация, которая должна быть характерной для всех цивилизованных государств».  И действительно, если понимать право в широком смысле, то тогда нельзя с этим не согласиться. Но это лишь формально-содержательный идеал, к которому только следует стремиться. На практике, по мнению профессора Н.И. Матузова, это недостижимо.  При этом стоит помнить об опасностях, которые могут таиться под предлогом несоответствия законов этим ценностям.  Если рассматривать политику как совокупность событий общественной жизни, то можно констатировать взаимную обусловленность рассматриваемых нами понятий, т.к. социальные явления, несомненно, детерминируют право, отражающее интересы народа. В свою очередь, законы формируют определённые отношения в социуме.

В контексте данной работы право рассматривалось, в основном, в позитивном смысле, а политика – как деятельность на макроуровне. Таким образом, соотношение данных понятий, по мнению автора, должно предполагать два основных постулата:

1)                                               право есть важнейший, компромиссный способ реализации политики;

2)                                               право должно ограничивать политику, вводя её в определенные цивилизованные рамки, исключая конфликт и способствуя консенсусу.

Исходя из вышеизложенного, мы выяснили, что понятие «право» может употребляться в трёх значениях:

1.                                               как система социальных норм, которые устанавливаются или санкционируются только государством;

2.                                               как совокупность идеальных возможностей, существующих независимо от посторонней воли у каждого человека;

3.                                               как устанавливаемая или санкционируемая только государством возможность субъекта совершать определённые действия.

Таким образом, существует два основных типа правопонимания: позитивистское (первое определение) и широкое (второе определение). Определяя по-разному сущность права, их сторонники сходятся во мнениях по поводу субъективного смысла, а также некоторых аспектов выражения, ценности. Это выражается, в частности, в признании единства социального назначения. Заметим, что для теории и практики важно использовать симбиоз лучших достижений каждого подхода.

Политику, как выяснилось, толкуют также в нескольких ипостасях:

1.                                               как участие в деятельности политического актора конкретного индивида (микроуровень).

2.                                               как деятельность акторов (в т.ч. государства), направленная на реализацию определённых интересов путём использования политической власти (макроуровень).

3.                                               как совокупность событий жизни общества, государства.

4.                                               как стратегию действий социального субъекта, в т.ч. индивида.

Данные определения в принципе не имеют одинаковой сущности, поэтому в равной мере используются, не споря за приоритет, ибо дополняют друг друга и отражают разные грани мира политического. Сложности заключаются лишь в делении макрополитического уровня на подуровни по характеру участвующих акторов. Вообще, определение политики как деятельности на макроуровне наиболее значимо для теории государства и права в связи его масштабностью.

Рассмотрев и сравнив понятия «право» и «политика» в трёх основных аспектах, мы пришли к выводу, что общность и взаимосвязь их несомненна. Различия кроются лишь в сущностном срезе онтологического фактора. К всему прочему, небольшие количественные, но не качественные особенности права и политики просматриваются в них как в явлении, а также в гносеологическом и аксиологических аспектах.

Воздействие политики на право выражается в различных формах, таких как: референдум и выборы; правотворческий процесс; внутренняя политика государства, а особо правовая политика; лоббизм; демагогия, в т.ч. популизм; глобальная политика, в частности война, интервенция; террор, экстремизм, национализм; сепаратизм; революция, восстание, бунт, мятеж, путч и др.

Тем не менее, существует и обратная зависимость: право воздействует на политику. Это выражается в таких формах, как: закрепление существующих институтов и отношений в конституционном и иных актах; их охрана; создание новых политических институтов и отношений; их ликвидация и др.

Таким образом, существует два основных типа взаимовоздействия права и политики: конфликт и консенсус. Особое место в данном балансе занимает государство, основной политический институт общества. Оно регулирует соотношение конфронтации и согласия, реализуя свои функции. Качественной, сущностной характеристикой триумвирата «политика – государство – право» в свете соотношения конфликта и консенсуса служит понятие «государственный режим».

Вопрос соотношения права и политики решается в рамках этой работы неоднозначно, предполагая двунаправленность их взаимодействия:

во первых, право есть важнейший, компромиссный способ реализации политики;

во-вторых, право должно ограничивать политику, вводя её в определенные цивилизованные рамки, исключая конфликт и способствуя консенсусу.

Основываясь на законах диалектики, из вышеизложенного можно вывести такую формулу:

Общество как единство и борьба противоположностей является источником политики как отрицания отрицаний; данный процесс развития должен приводить к переходу количественных изменений права в качественные.

 

 При реализации импортных товаров российские организации должны вести не только бухгалтерский, но и налоговый учет. При ведении бухгалтерского и налогового учета импортных операций следует четко определять момент перехода права собственности на импортируемый товар, чтобы вовремя принять его к учету. Условия, по которым определяется момент перехода права собственности на ввозимый товар, фиксируются во внешнеторговом контракте:

- через указание места и времени перехода права собственности на импортный товар к покупателю;

- через нормы применяемого права, которое регулирует отношения между сторонами внешнеторгового контракта;

- через базисные условия поставки Инкотермс-2010 (свод международных правил, признанных по всему миру как толкование наиболее применимых в международной торговле терминов).

При импорте таможенный орган определяет таможенную стоимость товара для начисления НДС (табл. 2).

Таблица 2

Определение налоговой базы по НДС при ввозе товаров

 

Случай

Налоговая база

Ввоз товаров

Таможенная стоимость товаров к уплате + таможенная пошлина + акциз, подлежащий уплате по подакцизным товарам

 

Ввоз продуктов переработки то­варов, ранее вывезенных для пе­реработки вне таможенной тер­ритории

 

 

Стоимость переработки

 

 

 

 

 

Окончание таблицы 2.

Ввоз товаров, в отношении которых в соответствии с международным договором РФ отменены таможенный контроль и таможенное оформление

Стоимость товаров, включая затраты на доставку до границы + акцизы, подлежащие уплате по подакцизным товарам

 

Сумма НДС, уплаченная на таможне, принимается  к вычету после принятия на учет приобретенного товара, при наличии документов, подтверждающих фактическую уплату НДС.

Уплата НДС подтверждается платежным документом о зачислении НДС на бюджетный счет в Федеральном казначействе.

Как правило, организации производят оплату платежей в таможню авансом. При этом запрашивается у таможенных органов Отчет о расходовании денежных средств, внесенных в качестве авансовых платежей. Отчет подтверждает, на уплату какого именно таможенного платежа были израсходованы деньги, внесенные авансом.

После уплаты таможенного НДС организация принимает НДС к вычету при соблюдении общеустановленных правил: приобретение имущества (принятие к учету) и потенциальное использование в деятельности, облагаемой НДС. В этом случае счет-фактуру оформлять не нужно. В книгу покупок следует вписать реквизиты таможенной декларации и платежных документов по оплате НДС на таможне.

В течение текущего месяца в организации издержки обращения формируются в соответствии с гл. 25 НК РФ. В сумму издержек обращения включаются также расходы на доставку товаров, складские и иные расходы текущего месяца, связанные с их приобретением, если данные расходы не учтены в стоимости товаров, и реализацией товаров [4].

К издержкам обращения не относится стоимость приобретения товаров по цене, установленной условиями договора.

А транспортные расходы можно рекомендовать учитывать способом формирования стоимости товаров с учетом расходов, связанных с их приобретением и отразить это в учетной политике.

 

 

1.3 Система внутреннего контроля как элемент бухгалтерского учета операций по импорту

 

В соответствии со стандартами аудиторской деятельности Российской Федерации система внутреннего контроля (СВК) хозяйствующего субъекта состоит из трех взаимосвязанных элементов:

  • системы бухгалтерского учета;
  • контрольной среды;
  • отдельных средств контроля.

Система бухгалтерского учета включает в себя порядок организации документооборота, рабочий         план счетов, учетную политику, положение о бухгалтерской службе, в котором закреплена организационная структура бухгалтерской службы, порядок закрепления обязанностей и полномочий за работниками бухгалтерии в соответствии с должностными инструкциями.

Контрольная среда должна заставлять сотрудников организации эффективно выполнять свои должностные функции. Контрольная среда включает в себя:

1)    Стиль управления организаций

2)    Организационная структура организации

3)    Кадровая политика в организации

4)    Распределение обязанностей и полномочий в организации

5)    Порядок составления бухгалтерской финансовой отчетности

6)    Порядок составления управленческой отчетности

7)    Службу внутреннего контроля организации или ревизионную комиссии (при наличии таковых).

         Отдельные средства контроля представляют собой средства физической защиты допуска к активам или информации организации. Например, самым распространенным средством контроля является контрольно-кассовый аппарат (ККМ). К другим, средствам контроля можно отнести турникеты, кодовые замки, предотвращающий несанкционированный доступ к активам; пароль на компьютере, предотвращающий несанкционированный доступ к информации и др.

Компоненты системы внутреннего контроля представлены на рис. 1.

 

Рисунок 1. Модель СВК

 

Модель СВК предлагает определение таких событий, как: негативные – те, которые препятствуют достижению цели – угрозы и позитивные – те, которые способствуют достижению цели – возможности.

Риск – это угроза или упущенная возможность, которая препятствует  достижению поставленных целей.

На стадии «оценка риска» выявляются риски в соответствии с бизнес-целями, относящимися к деятельности всей организации, измеряются риски по двум параметрам: вероятность возникновения и величина финансового влияния, и принимаются решения по управлению рисками.

Контрольные процедуры – это политики и процедуры, которые обеспечивают контроль за рисками.  Они внедряются по всем видам деятельности в компании для управления и  подразделяются на предупредительные и выявляющие.

Информация и коммуникации Достоверная внешняя и внутренняя информация, которая своевременно выявляется, обрабатывается и передается, способствует эффективному достижению компанией своих целей.

Для принятия эффективных управленческих решений информация должна обладать  несколькими качествами – быть нужной, своевременной, точной и понятной. Например, изменения в процедуру закрытия отчетного периода должны в полном объеме и своевременно доносится до сотрудников бухгалтерии.

Мониторинг – это оценка качества процедур внутреннего контроля и способности процедур контролировать риски.

Цель мониторинга - определить:

  • правильно ли разработан внутренний контроль    в организации;
  • как внутренний контроль меняется в связи с изменениями бизнес-процессов;
  • насколько сотрудники следуют требованиям внутреннего контроля;
  • насколько система внутреннего контроля эффективна.

Система корпоративного управления представлена на рис.2.

 

                       Рисунок 2. Система корпоративного управления

 

Корпоративное управление – фокус на роли, ответственности и составе руководителей, а также аудиторского состава в компании.

Внутренний контроль – фокус на оценке системы внутреннего контроля и ее показателях. Рекомендации по определению сфер повышенного риска и по введению процедур для улучшения системы их контроля.

Системы и Процессы – фокус на анализе и улучшении процесса сквозного прохождения финансовой информации. Внедрение автоматизированных решений, обеспечивающих улучшенное качество финансовой отчетности и системы контроля за ее составлением.

Высшее руководство компании должно получить инструментарий для выявления, анализа и оценки факторов, могущих повлиять на недостоверность финансовой отчетности:

  • возможность отслеживать процессы внутреннего контроля в реальном времени;
  • оптимизация документооборота;
  • введение персональной ответственности по разделам внутреннего контроля, ее оценка и распределение в процессе проведения процедур контроля. Руководитель получает только управленческую информацию и при необходимости может выявить детали по обнаруженным несоответствиям;
  • уменьшение времени на составление контрольных отчетов. Комплексная система отчетов; 
  • улучшение обмена информацией о рисках и критических параметрах деятельности в организации;
  • возможность для руководства оценить степень достоверности результирующих отчетов, оценить закономерность принятия решения о значимости несоответствий путем отслеживания последовательных шагов и ответственных лиц в системе;
  • обеспечение многогранного взгляда на риски и контрольные процедуры;
  • возможность интеграции автоматизированной системы внутреннего контроля и других систем и баз данных.

Так как импортные операции имеют ряд специфических особенностей, касающихся характера их осуществления, отражения в учете и финансовой отчетности, то это выделяет их из ряда других фактов хозяйственной деятельности и позволяет считать обособленным объектом контроля. В процессе проверки внутреннему аудитору важно установить не только факт достоверности отражения в бухгалтерском учете и отчетности импортных операций, но и факт соответствия их нормам таможенного, валютного и налогового законодательства, а также сделать вывод о надежности и эффективности систем бухгалтерского учета и внутреннего контроля организации.

В ходе проверки внутренний аудитор должен решать следующие задачи:

  • правовое регулирование импортных операций и соответствие их содержания действующему законодательству Российской Федерации;
  • полнота, достоверность и надежность системы бухгалтерского учета и финансовой отчетности в соответствии с соблюдением принятых в Российской Федерации допущений и требований;
  • надежность и эффективность системы внутреннего контроля, ее гибкость и действенность в отношении импортных операций.

Нарушение гражданского, валютного и таможенного законодательства влечет за собой серьезные финансовые санкции, которые могли не попасть в финансовую отчетность, но в ближайшей перспективе отрицательно скажутся на финансовой  устойчивости хозяйствующего субъекта.

С этих позиций внешнеторговые сделки должны проверяться на их соответствие действующему законодательству. Осуществляя проверку в этом направлении, внутренний аудитор должен выразить независимое мнение по следующему кругу вопросов:

-             соответствие условий импортных контрактов нормам международного права и гражданского законодательства Российской Федерации;

-             соответствие экономического содержания операций по исполнению импортных сделок требованиям валютного и таможенного законодательства Российской Федерации.

Ключевым и основополагающим условием импортного договора является определение сторонами момента перехода прав собственности согласно Гражданскому Кодексу Российской Федерации. Это касается в первую очередь контрактов,  предполагающих поставку материалов, товаров, оборудования. В соответствии со статьей 223 и 224 Гражданского Кодекса Российской Федерации право собственности у импортера (приобретателя вещи по договору) возникает в момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором.

Оценка внутренним аудитором внешнеторгового контракта — одна из процедур определения законности импортной сделки. Отсутствие в нём даты перехода права собственности служит основанием для отнесения такой сделки к разряду рискованных, так как неопределенность в этом вопросе может повлечь не только возникновение штрафных санкций, но и нарушение требований достоверности и полноты отражения операций в бухгалтерском учете у организации. Данный вопрос регулируется также нормами международного законодательства и является отличием внешнеэкономического контракта от любого другого договора.

Источником информации внутреннего контроля импортных операций на предмет соблюдения норм действующего законодательства являются соответствующие статьи Таможенного кодекса Российской Федерации. Он определяет юридический статус таможенных органов, виды таможенных платежей, оформления товаров и транспортных средств, основания для ввоза и вывоза товаров. Закон Российской Федерации «О таможенном тарифе» устанавливает определение ставок таможенных пошлин, виды этих ставок, меры оперативного регулирования внешней торговли с помощью сезонных и особых пошлин, порядок определения таможенной стоимости товара и страны его происхождения, а также предоставления тарифных льгот.

Соблюдение организацией норм валютного законодательства проявляется при проверке внутренним аудитором порядка расчетов между контрагентами, предполагающего перевод средств за границу в валюте согласно импортному контракту. Основополагающим до­кументом в этой связи является Федеральный закон от 10.12.2003 г. № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» [11].

Формирование внутренним аудитором мнения о достоверности и закон­ности импортных операций должно также основываться на соответствии фактического состояния бухгалтерского учета и фи­нансовой отчетности. При оценке достоверности и полноты отра­жения в бухгалтерском учете импортных операций основным документом для аудитора является Федеральный закон от 06.12.2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете». Он устанавлива­ет обязательное наличие первичных документов при регистрации фактов хозяйственной деятельности на счетах бухгалтерского учета. Такое требование приобретает особое значение при проверке организаций, у которых отсутствует система документооборота. Если при аудите установлено, что импортная операция отражена на счетах бухгалтерского учёта, а первичных документов, подтвержда­ющих ее осуществление, нет (или они еще не поступили), то аудитор должен констатировать факт нарушения действующего законо­дательства. Кроме того, законом установлено, что бухгалтерский учет должен вестись организацией непрерывно с момента ее регис­трации, в чем аудитор должен убедиться при проверке соответствия импортной операции действующему законодательству [9].

При установлении фактов несоблюдения требований граж­данского, валютного, таможенного, налогового законодательств, а также законодательства в области бухгалтерского учета и оценке их возможного влияния на бухгалтерскую (финансовую) отчет­ность внутренний аудитор принимает во внимание:

  • возможные финансовые последствия, в частности санкции, ущерб, угрозу конфискации активов по решению суда, вы­нужденное прекращение деятельности и судебные разбира­тельства;
  • необходимость раскрытия в бухгалтерской отчетности инфор­мации о возможных финансовых последствиях для организации при несоблюдении им требований нормативных правовых актов;
  • необходимость поставить под сомнение достоверность всей бухгалтерской отчетности в случае, если последствия несоб­людения требований нормативных правовых актов являются существенными.

При внутреннем контроле достоверности отражения импортных операций в первичных документах и порядка их отражения в бухгалтерском учете особенностью проведения данной процедуры является необ­ходимость сопоставления данных оприходования товаров, сырья, материалов, оборудования с данными таможенных деклараций. Особое внимание внутренний аудитор уделяет условиям перехода прав соб­ственности, оговоренным во внешнеторговом контракте. Необхо­димость сопоставления обусловлена тем, что в отдельных ситуа­циях дата таможенной очистки товаров, применяемая бухгалтерами при принятии материальных ценностей, поступивших по импорту, к учету, и дата перехода прав собственности на них не всегда совпадают.

Для выбора анализируемых счетов синтетического учета им­портных товаров внутренний аудитор должен учесть положения действующей учетной политики организации. Оприходование материально-производственных запасов, приобретенных по импорту, должно производиться в размере контрактной цены, рассчитываемой в рублях на дату перехода собственности по курсу ЦБ РФ на дату оприходования. Поступление материальных ценностей отражает­ся в учете по дебету счетов по учету материальных ценностей 41 «Товары» в корреспонденции с кредитом счетов расче­тов (60, 76), исходя из положений учетной политики.

Одним из этапов внутреннего контроля импортных операций является проверка правильности и достоверности определения таможенной стоимости и ее составляющих. Таможенная стоимость является исходной величиной для исчисления таможенных платежей, уплачиваемых при ввозе материальных ценностей на таможенную территорию Российской Федерации. В соответствии со ст. 376 Таможенного кодекса РФ недостоверное определение таможенной стоимости ведет к применению штрафных санкций к организации при проведении таможенных и налоговых проверок.

Результаты, полученные путем сопоставления данных, внутренний аудитор оформляет в виде таблицы или другого рабочего документа.

После проведения проверки, внутренний аудитор должен сообщить финансовому и генеральному директору в письменной форме о выявленных нарушениях и неточностях в ведении и организации бухгалтерского учета операций импорта товаров, и разработать программу с предложениями по их устранению. Генеральный и финансовый директора, в свою очередь, должны проанализировать и организовать план по исправлению выявленных неточностей и нарушений.

 

Глава 2. АНАЛИЗ ОСОБЕННОСТЕЙ УЧЕТА И КОНТРОЛЯ ИМПОРТНЫХ ОПЕРАЦИЙ В ООО ТВОЕ»

 

2.1. Общая экономическая характеристика мебельной компании ООО ТВОЕ»

 

ООО ТВОЕ» на сегодняшний день занимается не только оптовой торговлей мебелью, но и представляет розничную сеть специализированных магазинов на территории Российской Федерации про продаже деталей для стенных шкафов.

ООО ТВОЕ» является лидером по торговле эксклюзивной встроенной стенной мебелью Российского производства, а также других производителей из Германии, Испании, Италии.

Общество с ограниченной ответственностью ТВОЕ» создано в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью» на основе частной формы собственности.

ООО ТВОЕ» было зарегистрировано в Инспекции Министерства по налогам и сборам Российской Федерации № 46 по СЗАО г. Москвы 27.02.2006.

Общество является коммерческой организацией – хозяйственным обществом с правами юридического лица, имеет в собственности обособленное имущество и самостоятельный баланс, отвечает по своим обязательствам всем своим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права (в том числе с иностранными организациями), нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Основные цели деятельности ООО ТВОЕ»:

- систематическое получение прибыли;

- создание новых рабочих мест для граждан разной квалификации;

- удовлетворение потребностей предприятий, организаций и граждан в товарах, продукции, услугах;

- увеличение числа точек оптовой и розничной торговли;

- поиск новых партнеров.

Основным видом деятельности общества является оптовая торговля (код ОКВЭД 51.10)- оптовая реализация мебели и фурнитуры для нее, розничная торговля (торговля (код ОКВЭД)

Компания ТВОЕ» является официальным представителем марок Rotel, Pro-Aqua, LGL, Tien. Ассортимент предметов мебели, реализуемый в компании     ТВОЕ», представлен в Приложении 1.

Служба сервиса - занимается сервисным обслуживанием и гарантийным ремонтом встроенной мебели. Является авторизованным сервисным центром по проведению ремонта мебели фирм: Rotel, Pro-Aqua, LGL, Tien.

ООО ТВОЕ»  помогает людям решать вопросы, возникающие в процессе покупки и эксплуатации бытовой техники.

Основные принципы работы:

- направленность всех усилий к тому, чтобы каждый клиент стал нашим постоянным покупателем;

-  гарантия каждому клиенту качество всех услуг;

-  обеспечение постоянного роста качества услуг;

- вовлечение каждого сотрудника в процесс повышения качества обслуживания, стимулирование сотрудников за внедренные предложения;

-  обучение и повышение квалификации своих сотрудников;

- создание условий для раскрытия и реализации творческого потенциала каждого сотрудника;

-    активное участие в жизни общества

Управление организацией должно осуществляться на базе определенной организационной структуры, которая представлена в Приложении 2.

Структура руководства организации имеет обычную для многих производственных предприятий модель. Во главе руководства стоит генеральный директор.

Генеральный директор несет ответственность за выполнение обществом: договорных обязательств; обязательств перед государственным бюджетом, перед коллективом и отдельными работниками общества; действующего законодательства; требований по представлению государственной отчетности; правил безопасности производства, санитарно-гигиенических норм, требований по защите здоровья работников предприятия, охране окружающей среды;

Коммерческий директор руководит деятельностью предприятия. Направляет работу коллектива на выполнение планов и заданий, повышение уровня доходности. Осуществляет контроль за торговым процессом в соответствии с заказами и ассортиментной специализацией подразделения. Организует изучение спроса и конъюнктуры рынка, составление заказов на поставку продукции. Контролирует поступление товаров от поставщиков по срокам, количеству и ассортименту и сообщает руководству предприятия о выявленных нарушениях; выполнение плановых заданий по реализации продукции; состояние товарных запасов; организацию информирования покупателей в под ведомственном подразделении.

Менеджер по персоналу осуще­ствляет подбор кадров, расстановку работников в соответствии с ква­лификацией и их оперативное перемещение в зависимости от интенсивности производственного процесса. Обеспечивает внедрение прогрессивных форм организации и стимулировании труда, внутреннего хозрасчета. Обеспечивает создание благоприятного микроклимата в коллективе, безопасных условий труда, непрерывное производственно-экономическое обучение кадров. Вносит предложения о поощрении трудового коллектива и отдельных работников за высокие показатели в работе. Принимает участие в разработке плана экономического и социального развития организации, организационно-технических мероприятий по обеспечению его выполнения и сохранности собственности.

Бухгалтерия учитывает и фиксирует всю хозяйственную деятельность и состоит из четырех бухгалтеров, один из которых главный бухгалтер. Главный бухгалтер осуществляет ведение бухгалтерского и налогового учета. В его подчинении находится бухгалтерия. Их совместная работа заключается в ведении анализа и учета хозяйственной деятельности компании учета товаров розницы и расчета заработной платы работников предприятия.

Планированием продаж занимается коммерческий директор вместе с бухгалтерией, который выполняет работу по осуществлению экономической деятельности предприятия, направленной на повышение эффективности и рентабельности. Основные технико-экономические показатели представлены в таблице 3.

Имеется также служба технической подготовки торговых точек (АХО), служба снабжения и сбыта (склад). Основное звено организации – это магазин, в котором работают руководитель магазина, продавцы и кассиры.

Таблица 3

Основные технико-экономические показатели

п/п

Показатели

Ед.

изм.

Годы

Отклонение (+/-)

 

2012 г.

2013 г.

1

2

3

4

5

6

1.

Уставный капитал

тыс. руб.

296

296

-

 

2.

Среднесписочная численность персонала

чел.

804

868

64

3.

Годовой фонд оплаты труда

- основная ЗП

- дополнительная ЗП

млрд. руб.

 

0,24

0,18

0,06

0,31

0,24

0,07

0,07

0,06

0,01

4.

Выручка от реализации

млрд. руб.

2,22

2,97

0,75

5.

Полная себестоимость

млрд. руб.

1,65

2,32

0,67

6.

Валовая прибыль

млрд. руб.

0,57

0,65

0,08

7.

Среднегодовая стоимость основных фондов

млрд. руб.

0,011

0,012

0,01

 

В 2013 году ООО ТВОЕ» продемонстрировала положительную динамику основных финансовых показателей (без НДС): по сравнению с 2012 годом выручка выросла на 33,55% с 2,22 млрд. руб. до 2,97 млрд. руб., валовая прибыль – на 12,82% с 0,57 млрд.руб. до 0,65 млрд.руб. Основным фактором роста стало увеличение объемов реализации продукции в основном за счет эффекта от продажи продукции магазинов г.Москвы.

Среднесписочная численность работающих за 2013 год увеличилась и составила 868 человек. Из них: основной персонал – 466 человек, аппарат управления – 402 человека.

Средняя заработная плата также увеличилась по предприятию и составила 29 761 руб.

Основная цель ООО ТВОЕ» - стать лидером розничной сети по продаже встроенной мебели, учитывающим предпочтения потребителей с учетом культуры потребления продукции в разных регионах страны.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что ООО ТВОЕ» является одной из ведущих фирм по торговле мебелью и мебельной фурнитурой, показывающей отличные результаты хозяйственной деятельности –  увеличение выручки и прибыли.

 

2.2. Контроль формирования стоимости импортируемых товаров и материалов в бухгалтерском и налоговом учете мебельной компании ТВОЕ»

Концептуальные подходы к контролю таможенной стоимости прописаны как в Таможенном кодексе РФ [5], в Законе РФ «О таможенном тарифе» [9], так и в ряде Приказов ГТК России.

В целом можно выделить два вида контроля таможенной стоимости: в ходе таможенного оформления и после выпуска товаров (вторичный контроль). Механизм контроля таможенной стоимости для обоих видов можно представить в виде схемы (рис.3).

 

Оценка достоверности заявленной таможенной стоимости

 

 

Контроль документального подтверждения

 

 

Контроль правильности определения структуры заявленной таможенной стоимости

 

 

Контроль правильности выбора метода определения таможенной стоимости

 

 

Рисунок 3. Механизм контроля таможенной стоимости товаров

 

На этапе контроля правильности выбора метода определения таможенной стоимости проверяют соответствие выбранного метода виду и условиям внешнеторгового договора и представленным документам. Методы определения таможенной стоимости ввозимых товаров представлены в Приложении 2 в соответствии с Законом РФ «О таможенном тарифе» [33].

На основании ст. ст. 19 - 24 Закона «О таможенном тарифе» [9] для определения таможенной стоимости товаров, ввозимых на территорию Российской Федерации, используются следующие методы:

  • по стоимости сделки с ввозимыми товарами - метод 1;
  • по стоимости сделки с идентичными товарами - метод 2;
  • по стоимости сделки с однородными товарами - метод 3;
  • вычитания - метод 4;
  • сложения - метод 5;
  • резервный - метод 6.

Основным методом определения таможенной стоимости является метод по стоимости сделки с ввозимыми товарами, что коррелирует с Соглашением о применении ст. VII ГАТТ [30], в котором предполагается максимально возможное использование для оценки товаров именно этого метода таможенной оценки.

Метод 1-согласно п. 1 ст. 19 Закона «таможенной стоимостью товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, является стоимость сделки, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за товары при их продаже на экспорт в Российскую Федерацию и дополненная в соответствии со ст. 19.1 настоящего Закона»[9].

В соответствии со ст. 19.1 Закона при определении таможенной стоимости ввозимых товаров по методу 1 к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за эти товары (представляющей собой расходы продавца при реализации им обязанностей по исполнению сделки купли-продажи), производятся дополнительные начисления, связанные с расходами покупателя при реализации его обязанностей по покупке и ввозу товаров в рамках сделок, отличных от сделки купли-продажи.

Можно сделать вывод: стоимость товара, определенная по методу 1, является величиной расчетной.

Метод 2- условия применения метода по стоимости сделки с идентичными товарами определены ст. 20 Закона [9]. Сущность данного метода заключается в определении таможенной стоимости ввозимых (оцениваемых) товаров путем использования в качестве исходной базы стоимости сделки с идентичными товарами, таможенная стоимость которых была определена по методу 1.

Идентичные товары - товары, одинаковые во всех отношениях, в том числе по физическим характеристикам, качеству, репутации, стране производства, производителю. Незначительные расхождения во внешнем виде не являются основанием для отказа в рассмотрении таких товаров как идентичных, если в остальном товары соответствуют требованиям, установленным пп. 3 п. 1 ст. 5 Закона [9]. Расхождения во внешнем виде могут быть признаны незначительными (например, размер, вид этикетки, цвет), если они не выступают существенным ценообразующим фактором.

Метод 3- условия применения метода по стоимости сделки с однородными товарами определены ст. 21 Закона. Сущность данного метода заключается в определении таможенной стоимости ввозимых (оцениваемых) товаров путем использования в качестве исходной базы стоимости сделки с однородными товарами, таможенная стоимость которых была определена по методу 1.

Однородные товары - товары, не являющиеся идентичными, но имеющие схожие характеристики и состоящие из схожих компонентов, что позволяет им выполнять те же функции, что и оцениваемые товары, и быть с ними коммерчески взаимозаменяемыми [9].

Метод 3 отличается от метода 2 только лишь использованием для сравнения не идентичных, а однородных товаров, из чего следует, что для понимания различий в сути данных методов необходимо четко представлять разницу между идентичными и однородными товарами.

Метод 4 - согласно ст. 22 Закона [9] определение таможенной стоимости ввозимых товаров методом вычитания производится в том случае, если оцениваемые товары либо идентичные или однородные им товары продаются в Российской Федерации в том же состоянии, в котором они ввозятся на таможенную территорию Российской Федерации. В качестве основы для определения таможенной стоимости товаров принимается цена единицы товара, по которой наибольшее совокупное количество оцениваемых, идентичных или однородных товаров продается лицам, не являющимся взаимосвязанными лицами с лицами, осуществляющими продажу на территории Российской Федерации, в тот же или соответствующий ему период времени, в который осуществляется ввоз оцениваемых товаров на таможенную территорию Российской Федерации.

Метод 5 - в соответствии с п. 1 ст. 23 Закона [9] при определении таможенной стоимости товаров по методу сложения в качестве основы принимается расчетная стоимость товаров, полученная суммированием расходов на производство ввозимых товаров, прибыли, коммерческих и управленческих расходов, расходов на перевозку, погрузку/выгрузку и перегрузку товаров, расходов на страхование в связи с международной перевозкой товаров.

Исходя из методики определения таможенной стоимости товаров методом сложения можно установить, что основным компонентом ее структуры выступают расходы на производство товаров, сведения о которых представлены производителем или от его имени в виде коммерческих счетов производителя товаров при условии, что такие счета соответствуют общепринятым принципам и правилам бухгалтерского учета, принятым в установленном порядке в стране производства оцениваемых товаров. Расходы на производство товаров, помимо прямых затрат на производство, сборочные операции, машинную обработку и косвенных расходов (например, на ремонт и техническое обслуживание оборудования, эксплуатацию зданий и сооружений и т.д.), включают расходы, указанные в абз. 3 и 4 пп. 1 и пп. 2 п. 1 ст. 19.1 Закона. В этой связи при расчете таможенной стоимости товаров важно избегать повторного учета одних и тех же показателей.

Вторым ключевым компонентом расчетной таможенной стоимости товаров выступает сумма прибыли и коммерческих и управленческих расходов, учитываемых в целом на основе сведений, представленных производителем или от его имени. Эти сведения должны соответствовать обычному уровню прибыли и коммерческих и управленческих расходов, получаемых при продажах товаров того же класса или вида, что и оцениваемые товары, произведенные в стране экспорта оцениваемых товаров для вывоза в Российскую Федерацию. В отличие от метода вычитания, в методе сложения можно применять сведения о продажах товаров того же класса или вида, произведенных только в той же стране, что и оцениваемые товары.

Метод 6- согласно ст. 24 Закона [9] резервный метод заключается в более гибком использовании методов 1 - 5. Для понятия «гибкость» в Законе трактовка не приводится, но определены направления, по которым можно отклоняться от требований и условий методов 1 - 5 в рамках применения резервного метода для расчета таможенной стоимости ввозимых товаров. Эти направления заключаются в следующем:

—          за основу для определения таможенной стоимости товаров может быть принята стоимость сделки с идентичными или однородными товарами, произведенными в стране иной, чем страна, в которой были произведены оцениваемые товары;

—          при определении таможенной стоимости товаров на основе стоимости сделок с идентичными или однородными товарами допускается разумное отклонение от требований о том, что идентичные или однородные товары должны быть ввезены в тот же или соответствующий ему период времени, что и оцениваемые товары;

—          за основу для определения таможенной стоимости товаров может быть принята таможенная стоимость идентичных или однородных товаров, определенная методами вычитания и сложения;

—          при определении таможенной стоимости товаров на основе метода вычитания допускается отклонение от установленного п. 3 ст. 22 Закона [9].

В соответствии с п. 1 ст. 24 Закона при применении резервного метода следует руководствоваться принципами определения таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, изложенными в ст. 12 Закона. В этой связи, исходя из принципа последовательного использования методов таможенной оценки (см. п. 1 ст. 12 Закона), в рамках резервного метода подбор подходящего для гибкого применения метода должен также осуществляться последовательно среди методов 1 - 5.

В связи с изложенным можно сделать вывод, что методика определения таможенной стоимости по резервному методу не должна отличаться от алгоритмов расчета таможенной стоимости по методам 1 - 5, а установленные Законом допустимые отклонения от требований и условий применимости методов 1 – 5.

Подведя итог, можно отметить, что применяемая на территории Российской Федерации процедура таможенной оценки товаров на современном этапе в целом соответствует положениям Соглашения о применении ст. VII ГАТТ, являющегося основополагающим документом для института таможенной стоимости [42].

В соответствии со ст. 318 Таможенного кодекса РФ к таможенным платежам относятся: ввозная таможенная пошлина; вывозная таможенная пошлина; налог на добавленную стоимость, взимаемый при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации; акциз, взимаемый при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации; таможенные сборы.

При этом налоговой базой для целей исчисления таможенных пошлин и налогов являются таможенная стоимость товаров и (или) их количество.

Согласно ст. 149 Таможенного кодекса РФ [5] одним из условий выпуска товаров является уплата в отношении данных товаров таможенных пошлин и налогов либо предоставление обеспечения уплаты таможенных платежей в соответствии с гл. 31 данного Кодекса [5]. Причем выпуск для свободного обращения ввезенных на таможенную территорию Российской Федерации товаров допускается при условии поступления сумм таможенных пошлин и налогов на счета таможенных органов.

Статьей 329 Таможенного кодекса РФ [5] установлено, что при ввозе товаров таможенные пошлины и налоги должны быть уплачены не позднее 15 дней со дня предъявления товаров в таможенный орган в месте их прибытия на таможенную территорию Российской Федерации.

Для целей исчисления таможенных пошлин, налогов применяются ставки, действующие на день принятия таможенной декларации таможенным органом и соответствующие наименованию и классификации товаров согласно Таможенному тарифу РФ и НК РФ. Суммы таможенных пошлин и налогов, подлежащих уплате, исчисляются в валюте Российской Федерации (ст. ст. 324, 325 Таможенного кодекса РФ).

При этом в случаях, если для этих целей требуется пересчитать иностранную валюту в рубли, применяется курс, устанавливаемый ЦБ РФ для целей учета и таможенных платежей и действующий на день принятия таможенной декларации таможенным органом.

В бухгалтерском учете, как отмечалось, суммы таможенных пошлин и сборов включаются в состав фактической себестоимости импортируемых товаров.

В соответствии с действующим Планом счетов бухгалтерского учета начисление и оплата таможенных пошлин и сборов отражаются следующими проводками с использованием счета 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами».

Порядок определения налоговой базы по НДС при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации установлен ст. 160 НК РФ [4], согласно которой в этом случае налоговая база определяется как сумма таможенной стоимости данных товаров, подлежащей уплате таможенной пошлины и подлежащих уплате акцизов (по подакцизным товарам). При этом налоговая база определяется отдельно по каждой группе товаров одного наименования, вида и марки, ввозимой на таможенную территорию Российской Федерации (п. 3 ст. 160 НК РФ) [4].

Налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму НДС на суммы налога, уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления в отношении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с гл. 21 НК РФ, а также товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи (ст. 171 НК РФ) [4].

При этом налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации. Кроме того, вычету подлежат суммы НДС, фактически уплаченные при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия указанных товаров на учет и при наличии соответствующих первичных документов.

Вместо счетов-фактур при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в журнале учета полученных счетов-фактур должны храниться таможенные декларации или их копии, заверенные руководителем и главным бухгалтером организации, и платежные документы. Таможенные декларации и платежные документы, подтверждающие фактическую уплату НДС таможенному органу, регистрируются покупателем в Книге покупок. Об этом сказано в п. п. 5, 10 Постановления Правительства РФ от 2 декабря 2000 г. №914 «Об утверждении Правил ведения журналов учета полученных и выставленных счетов-фактур, книг покупок и книг продаж при расчетах по налогу на добавленную стоимость».

Начисление НДС, подлежащего уплате при импорте товаров, его уплата и зачет производятся с использованием счета 68 «Расчеты по налогам и сборам» [45].

При перемещении товаров через таможенную границу РФ предприятию следует уплатить необходимые таможенную пошлину, таможенные сборы, акцизы по подакцизным товарам и НДС, который уплачивается таможенному комитету.

В основном базой для начисления таможенной стоимости и таможенных сборов является таможенная стоимость товаров. Порядок ее определения установлен в Законе РФ от 21.05.1993 №5003-1 «О таможенном тарифе» [9]. Основной способ определения таможенной стоимости товара - это цена сделки, определенная в контракте.

Вид и размер ставок таможенной пошлины для каждого вида товара определяется Правительством РФ.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 28.12.2004 №863 [11] пересмотрены ставки таможенных сборов. В настоящее время минимальная ставка составляет 500 руб., соответственно, максимальная - 100 тыс. руб. Оплата таможенных платежей может осуществляться в любой свободно конвертируемой валюте либо в рублях.

Для отражения в бухгалтерском учете таможенных сборов и таможенных пошлин используется счет 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами», субсчет «Расчеты с таможней по таможенной пошлине» и субсчет «Расчеты с таможней по таможенным сборам».

ООО ТВОЕ» импортирует товар. Право собственности на товар перешло 04 февраля 2013. Таможенная стоимость товара – 61272 долл. США. Ставка НДС - 18%. На этот вид товара установлена ставка таможенной пошлины в размере 15%. Таможенный сбор составил 5500 руб. Курс доллара США на дату начисления и уплаты таможенных платежей (04.02.2013) составил 36,3225 руб\долл.США В бухгалтерском учете должны быть сделаны следующие проводки.

Таблица 3

Отражение записи на счетах фактов хозяйственной деятельности поступления товара

Содержание операции

 

Корреспонденция счетов

Сумма

Первичный документ

 

Дебет

Кредит

1

2

3

4

5

Оприходован товар

41 «Товары»

60 субсчет «Расчеты с поставщиками в иностранной валюте»

 

 

2 225 552, 22 (61272*36,225)

Внешнеторговый контракт

 

 

Окончание табл.3

Начислена таможенная пошлина

41 «Товары»

76, субсчет «Расчеты с таможней по таможенной пошлине»

 

 

333534,14

 

Уплачена таможенная пошлина

76, субсчет «Расчеты с таможней по таможенной пошлине»

 

51 «Расчетные счета»

333534,14

Грузовая таможенная декларация

Начислен сбор за таможенной оформление

41 «Товары»

76, субсчет «Расчеты с таможней по таможенному сбору»

5500

 

Перечислен сбор за таможенное оформление

76, субсчет «Расчеты с таможней по таможенному сбору»

51 «Расчетные счета»

5500

Грузовая таможенная декларация

Начислен НДС

19 «НДС по приобретенным ценностям»

76, субсчет «Расчеты с таможней по НДС»

460 277,10

Грузовая таможенная декларация

Уплачен НДС, начисленный таможне

76, субсчет «Расчеты с таможней по НДС»

51 «Расчетные счета»

460 277,10

 

Принят к вычету НДС по итогам отчетного периода

68, субсчет «Расчеты по НДС»

19 «НДС по приобретенным ценностям»

460 277,10

Грузовая таможенная декларация

 

В бухгалтерском учете фактическая себестоимость импортируемого товара  составила 2 564 586,36 руб. (2 225 552,22+333534,14+5500).

Рублевая стоимость импортного товара для целей налогообложения прибыли определяется по курсу ЦБ РФ на дату перехода права собственности на товар к импортеру [4]. Поэтому для бухгалтера это - один из наиболее важных моментов.

Для того чтобы определить эту дату, а также «собрать» все расходы, относящиеся к приобретению товара, бухгалтеру нужно изучить условия заключенного внешнеторгового контракта.

Наилучший вариант - когда момент перехода права собственности на товар прямо закреплен в контракте. Тогда бухгалтеру известны все даты, требуемые для налогового и бухгалтерского учета.

Для своевременной оплаты импортируемых товаров, помимо изучения условий внешнеторгового контракта, бухгалтеру надо:

– оформить паспорт импортной сделки (требуется в большинстве случаев). В этом деле бухгалтеру поможет банк, открывший вашей организации валютный счет, с которого будет оплачен импортный контракт. Если же расчеты по внешнеторговому контракту ваша организация будет проводить через счет, открытый в банке-нерезиденте, то паспорт сделки оформляется в территориальном учреждении Банка России по месту регистрации вашей организации [7];

– представить в банк справку о валютных операциях. Такую справку нужно представить одновременно с платежным поручением на списание денег в оплату приобретаемых товаров. С ее заполнением вам также может помочь банк.

Не позднее 15 календарных дней после окончания месяца, в котором товары были ввезены на таможенную территорию России, ваша организация должна будет представить в банк, оформивший паспорт сделки:

– копию таможенной декларации, заверенную сотрудником таможни;

–накладные или другие товаросопроводительные документы, подтверждающие факт импорта товаров;

– два экземпляра справки о подтверждающих документах.

Таможенные пошлины, акцизы и НДС должны быть уплачены не позднее 15 дней со дня подачи таможенной декларации в таможенный орган, а сборы за таможенное оформление - до подачи декларации или одновременно с ее подачей [5]. Однако на практике импортеры уплачивают таможенные платежи авансом. Для этого они заранее перечисляют сумму, достаточную для уплаты всех таможенных платежей, на счет таможенного органа [5]. А чтобы аванс превратился в таможенный платеж (уплаченную пошлину, сбор, сумму НДС или акциза), организация предоставляет таможенному органу ГТД.

Пересчет в рубли таможенной стоимости товара (от которой зависит размер таможенных платежей) осуществляется по курсу ЦБ РФ на дату принятия грузовой таможенной декларации [5] таможенным органом.

Бухгалтерская и налоговая рублевая стоимость товара могут различаться также при использовании в бухучете среднего курса рубля (за месяц или за неделю), что должно быть указано в учетной политике [17]. Разумеется, в налоговом учете ни о каком среднем курсе нет и речи. Но учитывая, что средний курс можно применять только при несущественном изменении курса рубля (что к сегодняшней ситуации уже не относится), не будем останавливаться на особенностях применения такого метода.

Стоимость товаров - это прямой расход в налоговом учете, он уменьшает налоговую базу по прибыли по мере реализации этих товаров [4]. В бухучете стоимость товаров тоже списывается в расходы после их продажи. Поэтому разница в рублевой стоимости приобретенных товаров приведет к разнице между финансовым результатом по бухучету и финансовым результатом по налоговому учету только после их продажи. И в этот момент в бухучете также надо будет отразить ПНО или ПНА.

Если организация оплачивает импортный товар уже после его получения, то и в бухгалтерском, и в налоговом учете его стоимость будет пересчитана в рубли по официальному курсу ЦБ РФ на момент перехода права собственности. Возникающие при этом курсовые разницы будут учитываться как прочие доходы/расходы в бухгалтерском учете и как внереализационные доходы/расходы в налоговом учете[20].

В бухучете фактическая себестоимость товара включает в себя практически все затраты, связанные с его приобретением, включая таможенные пошлины и оплату услуг посредников. Не включается в себестоимость товара лишь НДС, который организация может принять к вычету [18].

Затраты на доставку товаров тоже можно включить в себестоимость импортного товара, а можно учитывать их как самостоятельный расход (тогда они будут учтены на счете 44 «Расходы на продажу») [18].

Если же в налоговом учете в стоимости приобретения вы учитываете только их контрактную стоимость, то:

– расходы на доставку импортного товара от продавца надо учитывать как прямые и списывать на текущие расходы пропорционально стоимости проданных товаров (по методу среднего процента);

– остальные расходы, связанные с приобретением импортных товаров, можно учитывать как косвенные.

Отметим, что для сближения бухгалтерского и налогового учета лучше выбирать одинаковый перечень расходов, которые учитываются при определении стоимости приобретения товара, в том и другом учете.

Если избранный (для налогового учета) способ оценки совпадает с тем, что установлен ПБУ 5/01, то временные разницы (п. 8 ПБУ 18/02) возникать не будут. Однако если налогоплательщик предпочитает признавать таможенные платежи единовременно, то указанных разниц не избежать. Правда, в этом случае налоговое планирование станет более предсказуемым и практически применимым.

ООО ТВОЕ» в ноябре 2013 г. закупила партию импортного товара на сумму 62359-03 евро. Товары неподакцизные. Сумма таможенной пошлины составила 472111-61 руб, таможенный сбор - 7500 руб. Сумма НДС – 568114-93 Курс Центрального банка на день совершения операций – 43,0424 руб. за 1 евро. Прочих операций в этом месяце не было.

Определение стоимости товара в бухгалтерском и налоговом учете не совпадает. Это отражено в учетной политике организации. Операции отражены так, как показано в  табл.4.

 

 

 

Таблица 4

Отражение записи на счетах фактов хозяйственной деятельности

учета импортных операций в ООО ТВОЕ»

Содержание операции

Корреспонденция счетов

Сумма

Первичный документ

Дебет

Кредит

1

2

3

4

5

Оприходован товар

41 «Товары»

60 субсчет «Расчеты с поставщиками в иностранной валюте»

 

140 000

 

Внешнеторговый контракт

Уплачена таможенная пошлина

76, субсчет «Расчеты с таможней по таможенным пошлин»

51 «Расчетные счета»

11 200

Грузовая таможенная декларация

Перечислен сбор за таможенное оформление

76, субсчет «Расчеты с таможней по таможенному сбору»

51 «Расчетные счета»

1 260

Грузовая таможенная декларация

Начислен НДС

19 «НДС по приобретенным ценностям»

76, субсчет «Расчеты с таможней по НДС»

27 216

Грузовая таможенная декларация

Уплачен НДС, начисленный таможне

76, субсчет «Расчеты с таможней по НДС»

51 «Расчетные счета»

27 216

Грузовая таможенная декларация

Отнесена на стоимость товаров таможенная пошлина

41 «Товары»

76, субсчет «Расчеты с таможней по таможенной пошлине»

11 200

Грузовая таможенная декларация

Отнесен на стоимость товаров таможенный сбор

41 «Товары»

76, субсчет «Расчеты с таможней по таможенному сбору»

1 260

Грузовая таможенная декларация

Принят к вычету НДС по итогам отчетного периода

68, субсчет «Расчеты по НДС»

19 «НДС по приобретенным ценностям»

27 216

платежное поручение, ГТД

Поступила на расчетный счет выручка от реализации половины партии импортного товара

51 «Расчетные счета»

62 «Расчеты с покупателями и заказчиками»

100 300

Выписка банка

Окончание табл.4

Отражена выручка от реализации товаров

62 «Расчеты с покупателями и заказчиками»

90-1 «Выручка»

100 300

ТОРГ-12

Отражен НДС по реализованным товарам

90-3 «Налог на добавленную стоимость»

68 «Расчеты по НДС»

15 300

Счет-фактура

Списана стоимость реализованных товаров

90-2 «Себестоимость» продаж»

41 «Товары»

76 230 ((140 000 + 11 200 + 1 260)/2)

 

Отражена прибыль от реализации по данным бухг. учета

90-9 «Прибыль/убыток от продаж»

99 «Прибыли и убытки»

8 770

Справка-расчет

Начислен налог на прибыль по данным бухгалтерского учета

99 «Прибыли и убытки»

68 субсчет «Расчеты по налогу на прибыль»

1754 (8 770 * 20%)

Справка-расчет

Начислено отложенное налоговое обязательство

68 субсчет «Расчеты по налогу на прибыль»

77 «Отложенные налоговые обязательства»

1246

(6 230 * 20%)

Справка-расчет

 

в налоговом учете:

определена сумма расходов, уменьшающая облагаемую базу по налогу на прибыль отчетного периода:

140 000 руб. / 2 + 11 200 руб. + 1260 руб. = 82 460 руб.

Определена облагаемая база по налогу на прибыль:

100 300 руб. - 15 300 руб. - 82 460 руб. = 2540 руб.

Рассчитана сумма налога на прибыль:

2540 руб. x 20% = 508 руб.

Определена временная налогооблагаемая разница:

8770 руб. - 2540 руб. = 6230 руб.

В бухгалтерском учете будет отражено отложенное налоговое обязательство (ОНО) на сумму 6 230 * 20% = 1246 руб.

 

 

Задать вопрос